Какое произведение гончарова я посоветовала бы прочитать?

ПроЧтение. Кандидат наук, член общественный палаты Дарья Корепова: «Все говорят, что «Фрегат Паллада» — лучшее произведение Гончарова, а я эту книгу не понимаю»

Совместно с Министерством культуры мы возобновили  проект «ПроЧтение». В нем известные люди Ульяновска рассказывают о своей жизни с книгой, о том, что им дало чтение, что читают и рекомендуют читать сейчас.
Рубрика стартовала с интервью с новым человеком в региональном правительстве — пресс-секретарей губернатора  Тимофеем Гончаруком.

Материал вызвал серьезный резонанс — позицию Тимофея по отношению к Солженицыну, например, широко обсуждали в соцсетях.

Следом своими литературными предпочтениями с нами поделился главный редактор муниципальной газеты «Управдом» Алексей Николаев и специалист по связям с общественностью и пресс-секретарь «Управления спортивными сооружениями» Юлия Шулепова.

На этот раз о книгах мы беседуем с известным в области орнитологом Дарьей Кореповой. Она является членом региональной общественной палаты, представителем Некоммерческой организации «Культурный фонд имени И.А. Гончарова», заведующей отделом природы ОГБУК «Ульяновский областной краеведческий музей имени И.А. Гончарова».

Девушка родилась в селе Акшуат Барышского района Ульяновской области. Окончила Ульяновский государственный педагогический университет имени И.Н. Ульянова (2008 г.) по специальности «География. Биология». Защитила кандидатскую диссертацию в ФГБОУ ВО «Российский государственный аграрный университет – МСХА имени К.А. Тимирязева» по специальности «Экология».

— В каком возрасте вы научились читать?

— Не вспомню, в детстве читать не любила, любила что-то мастерить руками. Скорее в студенческие годы только во вкус чтения вошла. Школьную программу читала, но потому что «было надо», а не по своим порывам. С детства увлекала орнитология, экспедиции, поэтому, тогда, не было тяги к художественной литературе. Энциклопедии были интереснее.

— С чего началось увлечение художественной литературой?

— Не скажу, что с него, но одним из самых ярких моментов было время 200-летия Гончарова. От Краеведческого музея открывался филиал музей Гончарова, это где-то 2012 год. Был очень крупный проект, над которым мы работали целый год, нужно было разрабатывать концепцию, поэтому Гончаров жил в голове 24 часа в сутки.

Тут я поймала себя на мысли, что абсолютно ничего из Гончарова не читала и поставила себе целью минимум – 3 романа на «О»: «Обрыв», «Обломов», «Обыкновенная история». В итоге – читала взахлёб, открыла, что называется, для себя автора.

Перечитывала неоднократно, более того, начала гордиться, тем, что живу на родине этого человека.

— Можете выделить какую-то мысль из его произведений, чтобы промотивировать других к прочтению этого автора?

— На мой взгляд, именно образ Обломова мотивирует. Его бездействие – мощно побуждает постоянно двигаться самой. Даже, когда мы проводим Обломовские фестивали, то они проходят под девизом — «Встань с дивана!». Лично меня эта книга заставила задуматься и перестать лениться. Хотя я сама по себе такой человек, который не любить бесцельно проводить время на диване.

— А кто же всё-таки разогнал аппетит к литературе в годы студенчества?

— Скорее всего, началось с Хемингуэя «Старик и море». У мамы была фотография молодости, где у неё за спиной как раз визит портрет Хемингуэя, я всегда думала – что же это за дяденька, похожий на деда мороза.

Потом видела его портрет у бабушки. Т.е. интерес он вызвал уже в детстве, но произведения то у него недетские, поэтому, когда его прочитала, уже в более зрелом возрасте, то конечно «ахнула».

Вообще я как-то слишком эмоционально переживаю фильмы, книги.

— А родители настаивали на том, чтобы вы в детстве читали?

— Да, родители чтение очень любили, дома была богатая библиотека и я тогда не понимала – зачем нужна школьная. У меня даже читательского билета не было. Все, что душе угодно можно было найти дома.

— Согласны ли с тем, что людей нужно заставлять читать, приобщать к чтению детей и молодёжь?

— Толк в этом определённо есть. Время точно впустую не уйдёт. Хоть восприятие и меняется. Заставить человека вообще тяжело, если он не хочет, тем более заставить понять, что автор хотел донести практически нереально.

— Некоторые придерживаются мнения, что сегодня чтение уходит на второй план, из-за того, что молодое поколение черпает информацию из интернета, что книга уже никому не нужна.

— Нужна, потому что она заставляет мыслить, а интернат – сухая, безжизненная информация, которая не заставляет думать. Времени очень мало, поэтому нам приходится обращаться к сети с её короткими, ёмкими текстами, но для того, чтобы думать масштабнее и чувствовать – всё равно придётся взять в руки книгу. Художественная литература это наш фундамент.

— Кого-то из современных авторов читаете?

— Да не знаю даже, последнее что прочитала – «Жизнь взаймы» Ремарка. Ходила на Довлатова, никогда его не читала, а сейчас взялась за «Заповедник». Мне его порекомендовали, думаю мне понравится.

— Какие  книги выбираете: электронные или печатные?

— Электронные не любила, но они берут удобством. Лучше, конечно воспринимаю печатные. Печатные буквы, запах, шелестящая бумага — это отдельная стадия удовольствия. Само качество книги тоже большую роль играет, можно получать удовольствие просто от того, что ты её перелистываешь. Даже тексты, которые приходится читать с экрана, при распечатывании воспринимаются гораздо легче.

— Как складываются отношения к поэзии?

— Не люблю, люблю только прозу. Помню в универе дали задание составить какое-то четверостишие, я тогда измучилась, просидела всю ночь. Но так ничего путного и не выдавила из себя. не лежит душа у меня к поэзии.

— Согласны ли с тем, что современная молодёжь стала значительно меньше читать?

— Кстати, нет. Может в моём кругу общения просто нет ребят, которые не читают. С ними всегда можно обсудить – что в последний раз читал или смотрел. Они в красках поделятся впечатлениями, порекомендуют. Наверное, многое зависит именно от окружения.

— Что дала вам литература в профессиональном развитии?

— Я работаю в музее, то есть в сфере культуры, поэтому всё, что пытаемся донести до посетителя проще всего сделать в виде каких-то общедоступных образов. Эти образы мы берём из таких источников, как классическая литература. База одна и на её основе мы уже можем говорить о каких-то общих вещах и явлениях, поэтому в профессиональном плане литература, конечно, помогает.

— Какую книгу вы не посоветовали бы прочесть?

— Даже не знаю, «По ком звонит колокол» когда читала – сильно плакала, ребёнку такое читать точно не посоветую. До 10 лет однозначно. И хотя люблю путешествия, природу, закончила ист-гео-фак – до сих пор не понимаю «Фрегат Паллада» Гончарова, причём все говорят, что это лучшее его произведение. Столько раз бралась, но закрываю и откладываю. Не идет.

— Есть какая-то своя «метода» чтения?

— Взахлёб читаю – начала книгу, она меня захватила, и я не могу остановиться. Прочитала – выдохнула – переварила – беру следующую.

— Мы знаем, что вы являетесь автором книги «Атлас-определитель перьев птиц».  Есть ли желание и амбиции написать еще и художественное произведение?

— Письмо – не мой конёк. Наш атлас — научно-популярный, но там есть вводная глава. Я её очень долго писала-составляла. В ней мы объясняем – как собирается коллекция, как её обрабатывать и т.д.

Понятно, что материал научный, но его нужно изложить в доступной форме, чтобы заинтересовать человека и там моих усилий приложено много, но на художественную литературу я точно не буду замахиваться. Может когда-нибудь и сяду за мемуары.

А вообще я придерживаюсь мнения, что со словом нужно быть аккуратнее.

Источник: https://ulpressa.ru/2018/03/17/prochtenie-kandidat-nauk-chlen-obshhestvennyiy-palatyi-darya-korepova-vse-govoryat-chto-fregat-pallada-luchshee-proizvedenie-goncharova-a-ya-etu-knigu-ne-ponimayu/

Книга «Обыкновенная история»

Не смотря на то что я ни в коей мере не принижаю значимость классической русской литературы, к которой отношу и произведения Гончарова, я не могу сказать что эта та книга, которая меня впечатлила.

Да, безусловно нельзя не признать что Гончаров мастерски создает психологически портреты своих персонажей,проблемы, которые издревна мучают молодое поколение об их роли в этом мире и т.д.

и все же Обыкновенная история так и осталась для меня обыкновенной…..

По сути в книге не так много героев да и основная проблема которая в ней затрагивается это внутренний мир одного персонажа, нет точнее двух. Один из которых чересчур восторжен и открыт, несколько импульсивен, прямодушен, романтичен, горяч, а второй уже в возрасте и чересчур циничен. Это Александр Адуев и его дядя Петр Адуев.

Молодой 20-летний Александр приезжает в Петербург из своего имения без какой либо цели, он молод, горяч, поэтичен и не знает чего он хочет, кроме писательства и сочинения стихов.

На «землю» его ставит его дядя Петр Адуев, которые в течении всей книги растолковывает юному Александру чего ждать от жизни, какими принципами нужно руководствоваться, как нужно уметь ценить людей.

И все вроде бы хорошо и даже правильно, Александра устраивают работать, втолковывают ему что не все воспринимают мир так как он, что люди разные, но неужели нет человека, который являлся бы «золотой серединой» в этой книге? Один чересчур циничен и возможно из лучших побуждения, не замечая того, уничтожает в неплохом человеке все его чувства, превращая его в такого же циника как и он. А потом, на старости лет он удивляется почему так, почему у него в жизни нет любви, жена его несчастна, но терпит его, т.к привыкла. Под конец жизни его многие ценности, которыми он жил переосмысливаются, а вот племянника к концу книги он практически полностью портит превращая в свою молодую копию.

С другой стороны его племянник, чересчур эмоционален, любить так до крайности, ненавидеть девушку за то, что он кокетка и предпочла ему другого, пусть и поиграв с ним и разбив его чувства, чем он лучше Наденьки, когда так же поступает с Юлией, устав от той любви, которую он и хотел всегда получить от женщины? Вот ты получил женщину о которой всегда мечтал, которая живет тем же что и ты, чувствует так же и что в итоге? ее любовь начинает его душить, он порывает с ней и в конце концов спустя какое то время жениться на богатой невесте, т.е принимает те ценности которые все время вкладывал дядя.

Ни один, ни другой мне ни протяжении книги не понравились, да, были умные мысли, над которыми стоит задуматься, поскольку они и сейчас актуальны, но вот герои….. они получились чересчур однобокими как две различные крайности, но в тоже время очень тонко прописанными, но увы, как итог, пустыми внутренне.

Источник: https://www.livelib.ru/book/1002723281-obyknovennaya-istoriya-ivan-goncharov

Как перестать быть одноклеточным, или 3 книги, которые должен прочитать каждый

Сегодня статья будет не о бизнесе. Я решил отвлечься и сменить пластинку.

Сколько можно, черт возьми, писать об одном и том же?!

На прошлой неделе один моих друзей попросил меня посоветовать ему хорошую книгу.

Не знаю, с чего он вдруг обратился ко мне, ведь я ничего кроме всякой бизнес-хрени не читал уже этак года полтора, за что, кстати, мне большой и жирный минус.

Тем не менее, в голову на удивление сразу пришли названия нескольких произведений, которые, несмотря на то, что были прочитаны мной давным-давно, я очень хорошо помню и ценю.

Решил поделиться ими и с вами.

Нет, я не буду составлять сейчас список а-ля 200 лучших книг по версии BBC. Не дождетесь=)

Будет всего 3 книги.

Их я прочитал еще в ту пору, когда всячески старался расширять свой кругозор и не зацикливался на одном только бизнесе, высушивая серое вещество в голове заумными книжонками разных гур-миллиардеров.

Считаю, эти произведения должен прочитать каждый. Уверяю, после них вы начнете смотреть на многие вещи совсем по-другому.

1. «Обломов». Автор Иван Гончаров.

Друзья, скажите, читаете ли вы какие-нибудь книги по саморазвитию?

Не читайте. Не надо. Все это рерайт «Обломова». Шутка, конечно, но не без доли правды.

Если вы не улитка, то «Обломов» даст вам такой пинок под зад, какой не даст ни Наполеон Хилл, ни любой другой автор книг из серии, как стать успешным.

Три с лишним года назад, когда у меня все было очень плохо и мне ничего не хотелось делать, именно произведение Гончарова подтолкнуло меня начать хоть что-то менять в своей жизни.

О чем книга? Не хочется вдаваться в подробности, поэтому в двух словах. Книга о человеке, который всю свою жизнь провел на кровати. Не потому что он был инвалидом, а потому что ему все было лень.

Читайте также:  Уф-печать на виниловой пленке

В образе одного лишь персонажа Гончаров передал всю сущность нашего народа: медленного, неповоротливого, ленивого…

Тонкий юмор, отличный сюжет и фонтан мотивации… в общем книга обязательна к прочтению каждому.

PS

До сих пор не понимаю, почему в школе на литературе нас заставляли читать этот убийственный триллер под названием «Война и мир», а не «Обломова».

2. «Преступление и наказание». Автор Федор Достоевский.

Блин, да когда же будет уже Гарри Поттер?=)

Очередная классика, фу…

Друзья, скажу честно. Я читал Гарри Поттера, мне он понравился. Но «Преступление и наказание» куда круче, поверьте=)

Здесь машут не волшебными палочками, а настоящими топорами, здесь герой сражается не со злыми волшебниками, а сам с собой…

Я пытался читать разные романы Достоевского, но не мог. Уж слишком мудрено, как мне казалось, пишет дядя Федор. Пока дочитаешь страницу, уже запутаешься в именах героев.

«Преступление и наказание» лично для меня – яркое исключение. Написано простым и красивым языком. Помню, когда читал книгу, то наслаждался буквально каждой фразой, пережевывая ее снова и снова. Такие описания, сравнения… читаешь и видишь каждую мелочь в деталях.

Смысл же в том, что хорошие намерения далеко не всегда приводит к хорошим результатам и последствиям.

Книга обязательна к прочтению тем, кто хочет насладиться настоящим, богатым и могучим русским языком, а также понять, как важно все тщательно взвешивать, прежде чем что-то делать.

3. «Код да Винчи». Автор Дэн Браун.

Ну вот я и дошел до зарубежной литературы. Все-таки отечественной классикой сыт не будешь.

«Код да Винчи» – это современная и очень противоречивая книга. Сразу хочу предупредить: ярым религиозным фанатикам лучше ее не читать. Всем остальным будет полезно.

Роман Дэна Брауна, изданный в далеком 2003 году, по сей день считается одним из бестселлеров и входит в десятку лучших книг по мнению многих экспертов.

Помню, как давным-давно, когда у меня еще не было нормального интернета, я ходил в библиотеку и месяцами выстаивал очередь, чтобы получить возможность взять эту, наверняка потрепанную десятками жадных рук, книгу.

В итоге так и не взял. Прочитал ее спустя несколько лет на компьютере.

Все, что описано в произведении, безусловно, является лишь предположением автора (хотя и основанным на многочисленных исследованиях), но оно очень любопытно.

Роман заставляет смотреть на привычные вещи, о которых мы не задумываемся и которые сопровождают нас на протяжении всей жизни, под другим углом, рассматривать альтернативные точки зрения.

В общем, настоятельно рекомендую к прочтению.

Ну вот и все.

Надеюсь, вы не подумали, что за всю жизнь я прочитал только 3 книги и их же вам советую. Нет, я читал много, были хорошие вещи, но среди всех у меня в голове отпечатались именно эти.

Хочу начать снова читать. Конечно, не просто, когда сейчас столько фильмов, да и время нужно как-то умудряться выделять, но я попытаюсь.

Кстати, а какие книги вы посоветуете мне прочитать? Буду очень рад увидеть ваши ТОП-3 в комментариях.

С уважением, Константин Руднев

Источник: http://www.rudblog.com/main/best-books.html

Иван Гончаров — Челябинская областная универсальная научная библиотека

Искусство само по себе, ремесло само по себе, а творчество может быть и в том и в другом, так же точно, как и не быть.
(«Обыкновенная история»)

Простота и правдивость в построении романа у Гончарова сочетаются с архитектурной стройностью, создающей сильное эстетическое впечатление.
Николай Пиксанов

Иван Александрович Гончаров — русский писатель и литературный критик.

Читать в библиотеке ЛитРес*

Заказать книги в ЧОУНБ

Иван Александрович Гончаров родился 6 (18) июня 1812, в семье симбирского купца Александра Ивановича Гончарова и его жены Авдотьи Матвеевны.

В большом каменном доме Гончаровых, расположенном в самом центре города, с обширным двором, садом, многочисленными постройками, проходило детство будущего писателя.

Многое из того, что Гончаров узнал и увидел в этой «деревне», явилось как бы изначальным импульсом в познании поместного, барского быта дореформенной России, так ярко и правдиво отразившегося в его «Обыкновенной истории», «Обломове» и «Обрыве».

Когда Гончарову было всего семь лет, умер его отец. В последующей судьбе мальчика, в его духовном развитии важную роль сыграл его крёстный отец Николай Николаевич Трегубов. Это был отставной моряк. Он отличался широтой взглядов и критически относился к некоторым явлениям современной жизни.

Первоначальное образование Гончаров получил дома, под началом Трегубова, затем в частном пансионе. В десять лет был отправлен в Москву для обучения в коммерческом училище. Выбор учебного заведения был сделан по настоянию матери.

Восемь лет провёл Гончаров в училище. Эти годы были для него трудны и малоинтересны. Духовное и нравственное развитие Гончарова шло, однако, своим чередом. Он много читал. Его истинным наставником явилась отечественная литература.

Великим откровением для Гончарова и его товарищей был Пушкин с его «Евгением Онегиным», выходившим в свет отдельными главами. Почти молитвенное благоговение перед именем Пушкина Гончаров сохранил на всю жизнь.

Тем временем заниматься в училище стало совсем невмоготу. Гончарову удалось убедить мать написать прошение об исключении его из списка пансионеров.

Ещё в детстве возникшая страсть к сочинительству, интерес к гуманитарным наукам, особенно к художественной словесности, – всё это укрепило в нём мысль завершить своё образование на словесном факультете Московского университета.

Через год, в августе 1831 г., после успешной сдачи экзаменов он был туда зачислен.

Три года, проведённые в Московском университете, явились важной вехой в биографии Гончарова. Это была пора напряжённых раздумий — о жизни, о людях, о себе. Одновременно с Гончаровым в университете обучались Барышев, Белинский, Герцен, Огарёв, Станкевич, Лермонтов, Тургенев, Аксаков и многие другие талантливые молодые люди, впоследствии оставившие след в истории русской литературы.

Закончив летом 1834 г. университет, Гончаров почувствовал себя, по собственному признанию, «свободным гражданином», перед которым открыты все пути в жизни.

Первым делом решил он навестить свои родные края, где его дожидались мать, сестры, Трегубов.

Симбирск, в котором всё было с детства так знакомо, поразил повзрослевшего и возмужавшего Гончарова прежде всего тем, что ничего не изменилось. Всё напоминало здесь громадную сонную деревню.

Ещё до окончания университета Гончаров решил не возвращаться на постоянное житьё в Симбирск. Его влекла к себе перспектива напряжённой духовной жизни в столицах (Москва, Санкт-Петербург), общение там с интересными людьми. Он решил обязательно уехать из дремотного, скучного Симбирска, однако сразу уехать не удалось.

Симбирский губернатор настойчиво просил Гончарова занять должность его секретаря. После раздумий и колебаний Гончаров принимает это предложение, а дело оказалось скучным и неблагодарным. Однако живые впечатления от механизма бюрократической системы впоследствии сгодились Гончарову-писателю.

После одиннадцати месяцев пребывания в Симбирске он уезжает в Петербург. Гончаров решил собственными руками, без чьей-либо помощи строить своё будущее. По приезде в столицу он подался в департамент внешней торговли министерства финансов, где ему предложили должность переводчика иностранной переписки. Служба оказалась не очень обременительной.

Она в какой-то мере материально обеспечивала Гончарова и оставляла время для самостоятельных литературных занятий и чтения.

В Петербурге он сблизился с семьёй Майковых. В эту семью Гончаров был введён в качестве учителя двух старших сыновей главы семьи Николая Аполлоновича Майкова. которым преподавал латинский язык и русскую словесность. Этот дом был интересным культурным очагом Петербурга. Почти ежедневно здесь собирались известные писатели, музыканты, живописцы.

Постепенно начинается серьёзное творчество писателя. Оно формировалось под влиянием тех настроений, которые побуждали молодого автора всё более иронически относиться к царившему в доме Майковых романтическому культу искусства. 40-е годы – начало расцвета творчества Гончарова.

Это была важная пора как в развитии русской литературы, так и в жизни русского общества в целом. Гончаров знакомится с Белинским, часто бывает у него на Невском проспекте, в доме Литераторов. Здесь в 1846 г. Гончаров читает критику к своему роману «Обыкновенная истори».

Общение с великим критиком имело важное значение для духовного становления молодого писателя.

Весной 1847 года на страницах «Современника» публикуется «Обыкновенная история». В романе конфликт между «реализмом» и «романтизмом» предстаёт как существенная коллизия русской жизни. Гончаров назвал свой роман «Обыкновенная история», тем самым он подчеркнул типичность процессов, которые отразились в этом произведении.

В октябре1852 г. Иван Гончаров, служивший переводчиком в департаменте внешней торговли министерства финансов, был назначен секретарём адмирала Путятина, с которым отправился на фрегате «Паллада» к берегам Японии для ведения мирных переговоров.

С первых же дней путешествия Гончаров начал вести подробный путевой журнал (материалы которого легли в основу будущей книги «Фрегат „Паллада“»). Экспедиция продолжалась почти два с половиной года. Гончаров побывал в Англии, Южной Африке, Индонезии, Японии, Китае, на Филиппинах и на множестве небольших островов и архипелагов Атлантического, Индийского и Тихого океанов.

Высадившись на берегу Охотского моря, в Аяне, Гончаров проехал сухим путём через всю Россию и вернулся в Петербург 13 февраля 1855 г.

Уже в апрельской книжке «Отечественных записок» за 1855 г. появился первый очерк о путешествии. Последующие фрагменты публиковались в «Морском сборнике» и различных журналах на протяжении трёх лет, а в1858 г. всё сочинение вышло отдельным изданием. Цикл путевых очерков «Фрегат “Паллада”» (1855–1857) – своеобразный «дневник писателя».

Книга сразу же стала крупным литературным событием, поразив читателей богатством и разнообразием фактического материала и своими литературными достоинствами. Она была воспринята как выход писателя в большой и плохо знакомый русскому читателю мир, увиденный пытливым наблюдателем и описанный острым, талантливым пером.

Для России XIX века такая книга была почти беспрецедентной.

После путешествия Гончаров вернулся в департамент министерства финансов, но оставался здесь недолго. Вскоре ему удалось получить место цензора.  В 1867 г. Гончаров вышел в отставку, ибо трудная и хлопотливая служба мешала собственным литературным занятиям писателя. Гончаров уже опубликовал роман «Обломов» в 1859 г.

В 1859 г. в России впервые прозвучало слово «обломовщина». Через судьбу главного героя своего нового романа Гончаров показал социальное явление.

Однако многие увидели в образе Обломова ещё и философское осмысление русского национального характера, а также указание на возможность особого нравственного пути, противостоящего суете всепоглощающего «прогресса».

Гончаров совершил художественное открытие. Он создал произведение огромной обобщающей силы.

Выход в свет «Обломова» и громадный успех его у читателей принесли Гончарову славу одного из самых выдающихся русских писателей. Он начал работу над новым произведением – романом «Обрыв». В середине1862 г.

его пригласили на должность редактора недавно учреждённой газеты «Северная почта», являвшейся органом министерства внутренних дел. Гончаров работал здесь около года, а затем был назначен на должность члена совета по делам печати.

Снова началась его цензорская деятельность, причём в новых политических условиях она приобрела явно консервативный характер.

Гончаров причинил много неприятностей «Современнику» Некрасова и писаревскому «Русскому слову», он вёл открытую войну против «нигилизма», писал о «жалких и несамостоятельных доктринах материализма, социализма и коммунизма», то есть активно защищал правительственные устои. Так продолжалось до конца1867 г., когда он по собственному прошению вышел в отставку, на пенсию.

Теперь можно было снова энергично взяться за «Обрыв». Гончаров однажды сказал об «Обрыве»: «это дитя моего сердца». Автор трудился над ним целых двадцать лет. Ценой огромных усилий, превозмогая физические и нравственные недуги, он довёл роман до конца.

«Обрыв» завершил, таким образом, трилогию. Каждый из романов Гончарова отразил определённый этап исторического развития России. Для первого из них типичен Александр Адуев, для второго – Обломов, для третьего – Райский.

И все эти образы явились составными элементами одной общей целостной картины угасающей эпохи крепостничества.

«Обрыв» стал последним крупным художественным произведением Гончарова.  Больной, одинокий, Гончаров часто поддавался душевной депрессии. Одно время мечталось ему даже взяться за новый роман, «если старость не помешает», как писал он П. В. Анненкову. Но не приступил к нему.

Все три романа Гончарова были посвящены изображению дореформенной России, которую он хорошо знал и понимал.

Те процессы, которые происходили в последующие годы, по собственным признаниям писателя, он понимал хуже, и не хватало у него ни физических, ни нравственных сил погрузиться в их изучение.

Гончаров продолжал жить в атмосфере литературных интересов, интенсивно переписываясь с одними писателями, лично общаясь с другими, не оставляя и творческой деятельности. Он пишет несколько очерков: «Литературный вечер», «Слуги старого века», «Поездка по Волге», «По восточной Сибири», «Май месяц в Петербурге».

Некоторые из них были опубликованы посмертно. Следует отметить ещё ряд замечательных выступлений Гончарова в области критики.

Такие, например, его этюды, как «Мильон терзаний», «Заметки о личности Белинского», «Лучше поздно, чем никогда», давно и прочно вошли в историю русской критики в качестве классических образцов литературно-эстетической мысли.

Читайте также:  Правописание глаголов и причастий

15 сентября 1891 г. Гончаров умер от воспаления легких на восьмидесятом году жизни. Иван Александрович был похоронен на Новом Никольском кладбище Александро-Невской лавры (в1956 г.

перезахоронен, прах писателя перенесли на Волково кладбище).

В некрологе, опубликованном на страницах «Вестника Европы», отмечалось: «Подобно Тургеневу, Герцену, Островскому, Салтыкову, Гончаров всегда будет занимать одно из самых видных мест в нашей литературе».


Высказывания о Гончарове
:

Специфика текста Гончарова заключается в том, что сквозь подвижность географических точек зрения просвечивает постоянство авторской позиции.

Юрий Лотман

Никогда никем не были изображены с такой психологической педантичностью те небольшие удобства, которыми окружил себя герой, вялость его пробуждения.

Его искусство самооправдания и самовнушения во имя лености; можно было бы счесть Обломова единственным в своем роде гением в искусстве бездельничанья, если бы не было известно, что русские… даже в самое простое и скудное могут вложить тысячекратные осложнения.

Стефан Цвейг о романе «Обломов»

«Обыкновенная история» – первое произведение Гончарова – громадный росток, только что пробившийся из земли, еще не окрепший, зеленый, но переполненный свежими соками. Потом на могучем отростке один за другим распускаются два великолепных цветка – «Обломов» и «Обрыв».

Все три произведения – один эпос, одна жизнь, одно растение. Когда приближаешься к нему, видишь, что по его колоссальным лепесткам рассыпана целая роса едва заметных капель, драгоценных художественных мелочей.

И не знаешь, чем больше любоваться – красотой ли всего гигантского растения или же этими мелкими каплями, в которых отражаются солнце, земля и небо.

Дмитрий Мережковский

Обломов и обломовщина: эти слова недаром облетели всю Россию и сделались словами, навсегда укоренившимися в нашей речи. Они разъяснили нам целый круг явлений современного общества, они поставили перед нами целый мир идей, образов и подробностей, еще недавно нами не вполне осознанных.

Не спустись Гончаров так глубоко в недра обломовщины, та же обломовщина… могла бы нам показаться грустною, бедною, жалкою, достойною пустого смеха.

Теперь над обломовщиной можно смеяться, но смех этот полон чистой любви и честных слез, о ее жертвах можно жалеть, но такое сожаление будет поэтическим и светлым, ни для кого не унизительным, но для многих высоким и мудрым сожалением.

Александр Дружинин

«Сон Обломова»… – эпизод, который, впрочем, имеет в себе столько целого и законченного, что его можно назвать отдельной повестью, – есть образчик того нового произведения, которое, нет сомнения, возобновит, если не усилит, прекрасные впечатления, оставленные в читателях за два года перед этим напечатанною в «Современнике» «Обыкновенной историей». В этом эпизоде снова является во всем своем художественном совершенстве перо-кисть г. Гончарова, столько замечательная в отделе мельчайших подробностей русского быта, картин природы и разнообразных, живых сцен.

Николай Некрасов

Цитаты:

Некоторым ведь больше нечего и делать, как только говорить. Есть такое призвание.

Короткое, ежедневное сближение с человеком не обходится ни тому, ни другому даром: много надо и с той и с другой стороны жизненного опыта, логики и сердечной теплоты, чтоб, наслаждаясь только достоинствами, не колоть и не колоться взаимными недостатками.

Уж давно доказано, что женское сердце не живет без любви.

Дружба утонула в любви. Но Боже сохрани, если она с одной стороны дружба, с другой – любовь.

Я буду любить просто, без затей, буду ходить за мужем, как нянька, слушаться его во всем и никогда не казаться умнее его; да и как можно быть умнее мужа? Это грех!
 

Читать в библиотеке ЛитРес*

Слушать книги в библиотеке ЛитРес*

Заказать книги в ЧОУНБ

 * Для чтения книги он-лайн в библиотеке ЛитРес необходима удаленная регистрация на портале ЧОУНБ. Библиотечную книгу Вы сможете читать онлайн на сайтеили в библиотечных приложениях ЛитРес для Android, iPad, iPhone.

Материал подготовил Владислав Бочаров,
библиотекарь отдела электронных ресурсов

Источник: http://chelreglib.ru/ru/pages/about/lityear/litcalendar/june/goncharov/

И. А. Гончаров в высказываниях современников и критиков

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Оглавление

От составителя……………………………………………………………………………2

Основные даты жизни и творчества…………………………………………5

Материалы к биографии……………………………………………………………8

И.А. Гончаров в высказываниях современников

и критиков………………………………………………………………………………..9

Литература о жизни и творчестве

И.А. Гончарова………………………………………………………………………..14

«Обломов»……………………………………………………………………..17

«Обрыв»………………………………………………………………………….22

«Обыкновенная история»………………………………………………23

«Фрегат «Паллада»…………………………………………………………23

Другие произведения…………………………………………………….24

Учителю литературы………………………………………………………………….25

Другая литература……………………………………………………………………..26

Афоризмы и цитаты из произведений

И.А. Гончарова…………………………………………………………………………30

Сетевые ресурсы………………………………………………………………………..33

Образы в искусстве, созданные И.А. Гончаровым……………………37

И.А. Гончаров о творчестве и искусстве……………………………………40

Указатель произведений И.А. Гончарова………………………………….42

Именной указатель…………………………………………………………………….44

От составителя

Русская литература XIX столетия настолько богата выдающимися талантами, что на фоне Н.В. Гоголя, Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского некоторым литературоведам Иван Александрович Гончаров представлялся фигурой второстепенной.

В действительности это писатель неповторимый и самобытный, а его достижения в области русской прозы позволяют числить его в первом ряду русских классиков. Для этого достаточно было бы одного романа «Обломов», представившего миру классический тип русского национального характера.

Но значительной художественной силой обладают также романы «Обыкновенная история» и «Обрыв». Каждый из них становился событием при своём появлении; все они читаются до сих пор. А это основной признак классического произведения – неувядаемая жизнестойкость. Творчество И.А.

Гончарова представляет собой одну из вершин русского реалистического романа.

Гончаров, вкусивший громкой литературной славы, претерпевший множество несправедливых упрёков по поводу своих сочинений, достигший высоких чинов, прожил жизнь одинокую и не столь уж богатую внешними событиями. В жизни Гончаров, этот великий труженик, не был копией своего любимого героя, Ильи Ильича Обломова.

И даже тот факт, что Гончаровым за его долгую жизнь написано не так много, говорит лишь о том, с какой необычайной тщательностью, буквально десятилетиями, он работал над каждым своим произведением.

Нельзя забывать и о том, как много нравственных и физических сил отнимала у него государственная служба, в том числе многолетняя работа цензором.

Иван Александрович Гончаров считается одним из самых объективных русских писателей, то есть писателем, в произведениях которого личные симпатии или антипатии не выставляются в качестве мерила тех или иных жизненных ценностей. Он даёт художественные картины жизни объективно, как бы «добру и злу внимая равнодушно», предоставляя читателю самому, своим собственным умом вершить суд и выносить приговор.

Интерес к творчеству Гончарова, то возрастая, то чуть угасая, никогда не прекращался. Гончаров был и остаётся одним из величайших русских писателей. Читать Гончарова – истинное наслаждение, он современен в самом высоком смысле этого слова.

В 2012 году в России широко отмечается 200-летие со дня рождения И.А. Гончарова. Издан Указ Президента Российской Федерации «О праздновании 200-летия со дня рождения И.А. Гончарова» (2007 г., № 436) и одноимённое распоряжение Правительства Российской Федерации (2007 г., № 454-р).

Союзом писателей России и правительством Ульяновской области учреждена премия, посвящённая 200-летнему юбилею И. А. Гончарова. Институт русской литературы (Пушкинский дом) РАН готовит к выпуску полное собрание сочинений писателя в 20-ти томах, — впервые литературное наследие Гончарова будет издано полностью.

Состоится большая гончаровская конференция, будут изданы труды литературоведов разных стран по творчеству Гончарова, а также энциклопедия «Обломов».

Настоящий указатель содержит библиографическую информацию о жизни и литературном творчестве И.А. Гончарова, а также сведения фактографического характера о писателе: хронику жизни и творчества, цитаты из произведений, высказывания писателя и его современников, краткие сведения об отражении творчества писателя в искусстве и другие.

Пособие включает как печатные издания, так и электронные материалы, в том числе внешние источники информации (ресурсы Интернет). Указатель составлен на основе фонда Центральной городской библиотеки г.

Нягани, а также включает перечень изданий и публикаций, которых нет в нашей библиотеке. Надеемся, что подобная библиографическая информация окажется полезной тем, кто занимается углублённым изучением творчества И.А.

Гончарова.

Нумерация библиографических записей в пособии сквозная. Библиографические записи в пределах каждого раздела расположены по алфавиту в следующем порядке: 1) отдельные издания и составные части отдельных изданий, 2) статьи из периодических изданий. Сборники раскрыты по содержанию с целью облегчения пользования указателем.

Источник: https://gigabaza.ru/doc/93430.html

Тест по литературе «Гончаров»

  1. О ком писал Гончаров в своих воспоминаниях об университете: «Не умею выразить, как велико было наше наслаждение-видеть и слышать нашего кумира»?

  2. Каким будущим поэту и критику Гончаров давал уроки латинского языка и литературы?

  3. Как называются первые повести Гончарова и где они были помещены?

  4. По поводу какого произведения Гончарова В. Г. Белинский писал: «Повесть Гончарова произвела в Питере фурор — успех неслыханный. Все мнения слились в ее пользу»?

  5. Какое произведение Гончарова имеет название корабля?

  6. В какой семье, получив письмо, четыре дня его не распечатывали, боясь, не содержит ли оно чего страшного?

  7. Голова кого из героев «представляла сложный архив мертвых дел, лиц, эпох, цифр, религий, ничем несвязанных политико-экономических, математических или других истин, задач, положений и т. п. Это была библиотека, состоящая из одних разрозненных томов по всем частям знаний»?

  8. Какая из критических статей Гончарова названа пословицей?

  9. На что намекает один из друзей Гончарова, А. Ф. Кони, сказав, что после обыкновенной истории автора «Обломова» похоронили на краю обрыва?

  10. Какая усадьба называлась именем птиц?

  11. Стихи какого поэта и кто отдает на оклейку комнаты?

  12. Кто утверждал, что «чувством надо управлять, как паром: то выпустить немного, то вдруг остановить, открыть клапан или закрыть»?

  13. Какой слуга хрипел «за неимением другого голоса, который, по словам его, он потерял на охоте с собаками, когда ездил со старым барином и когда ему дунуло будто сильным ветром в горло»?

  1. «Вся жизнь есть мысль и труд, труд хоть безвестный, но непрерывный».

  2. «Да разве я мечусь, разве я работаю? Мало ем что ли? Худощав или жалок на вид?.. Я ни разу не натянул себе чулок на ноги, как живу, слава богу! Стану ли я беспокоиться? Из чего мне? Я воспитан нежно… ни холода, ни голода никогда не терпел, нужды не знал, хлеба себе не зарабатывал и вообще черным делом не занимался».

  3. «Вот жизнь-то человеческая! Один умирает, другой родится, третий женится, а мы все стареемся: не то, что год на год, день на день не приходится? Зачем же так? То ли бы делец если б каждый день, как вчера, вчера, как завтра!»

  4. «Труд — образ, содержание, стихия и цель жизни, по крайней мере моей».

  5. «Для меня любовь — это все равно, что… жизнь, жизнь… долг, обязанность, следовательно —любовь тоже долг».

  1. «В комнату вошел пожилой человек, в сером сюртуке, с прорехою подмышкой, откуда торчал клочок рубашки, в сером же жилете, с медными пуговицами, с голым, как колено, черепом и с необъятно широкими и густыми, русыми, с проседью бакенбардами, из которых каждой стало бы на три бороды»

  2. «Это был человек лет тридцати двух-трех от роду, среднего роста, приятной наружности с темно-серыми глазами, но с отсутствием всякой определенной идеи, всякой сосредоточенности в чертах лица.

    Мысль гуляла вольной птицей по лицу, порхала в глазах, садилась на полуотворенные губы, пряталась в складках лба, потом совсем пропадала, и тогда во всем лице теплился ровный цвет беспечности.

    С лица беспечность переходила в позы всего тела, даже в складки шлафрока»

  3. «Боже мой, какая она хорошенькая! Бывают же такие на свете! Эта белизна, эти глаза, где, как в пучине, темно, и вместе блестит что-то, душа, должно быть! Улыбку можно читать, как книгу; за улыбкой эти зубы и вся голова… как она нежно покоится на плечах; точно зыблется, как цветок, дышит ароматом…»

  4. «…человек лет сорока, принадлежащий к крупной породе, высокий, объемистый в плечах и во всем туловище, с крупными чертами лица, с большой головой, с крепкой, коротенькой шеей, с большими навыкате глазами, толстогубый.

    Беглый взгляд на этого человека рождал идею о чем-то грубом и неопрятном. Видно было, что он не гонялся за изяществом костюма. Не всегда его удавалось видеть чисто обритым.

    Но ему, по- видимому, это было все равно; он не смущался от своего костюма и носил его с каким-то циническим достоинством».

  5. «Ей было лет тридцать. Она была очень бела и полна в лице, так что румянец, кажется, не мог пробиться сквозь щеки. Бровей у нее почти совсем не было, а были на их местах немного будто припухлые, лоснящиеся полосы, с редкими светлыми волосами. Глаза серовато-простодушные, как и все выражение лица; руки белые, но жесткие, с выступившими наружу крупными узлами синих жил».

  6. «Он весь составлен из костей, мускулов и нервов, как «кровная английская лошадь. Он худощав; щек у нега почти вовсе нет, т. е. есть кость да мускул, но ни признака жирной округлости; цвет лица ровный, смугловатый и никакого румянца; глаза хотя немного зеленоватые, но выразительные.

Читайте также:  Выпускной вечер, сценарий «город уходящего детства»

…Он шел твердо, бодро; жил по бюджету, старался тратить каждый день, как каждый рубль, с ежеминутным, никогда не дремлющим контролем издержанного времени, труда, сил души и сердца».

  1. …водит «носом по ветру, не пахнет ли откуда-нибудь жизненной дружбой и любовью»?

  2. … «достиг значительного положения в службе, он директор, тайный советник, и, кроме того, он сделался заводчиком»?

  3. … «горько в глубине души плакал, в иную пору, над бедствиями человека, испытывал безвестные, безымённые страдания, и тоску, и стремления куда-то вдаль…»?

  4. …почти все время проводил на лежанке, погруженный в дремоту?

  5. …хорошо знала все приметы: «если брови чешутся слезы; лоб — кланяться: с правой стороны чешется—мужчине, с левой—женщине; уши чешутся — значит к дождю; губы—целоваться, усы — гостинцы есть, локоть—на новом месте спать, подошвы—дорога…»?

  6. …имел фамилию от глагола «вытягивать», что соответствовало и его должности, и характеру

  7. … «целое утро сидит у окна и неукоснительно наблюдает за всем, что делается во дворе»?

  8. …писал в одной из своих статей «о торговле, об эмансипации женщин, о прекрасных апрельских днях, какие выпали нам на долю, и о вновь изобретенном составе против пожаров»?

  9. …начертил в порыве восторга имя своей любимой на столе по пыли, которою стол был обильно покрыт?

Источник: https://infourok.ru/test-po-literature-goncharov-785936.html

Каких писателей нужно убрать из школьной программы?

Портал «Большой город» по результатам опроса 600 старшеклассников и студентов составил рейтинг самых нелюбимых писателей. Первая десятка с указанием наиболее «выдающихся» причин нелюбви.

А.С. Пушкин

Какому большинству?! Если «большинству» непонятны произведения Пушкина, то этому большинству поможет только эвтаназия…

Там есть два здравых комментария:

«За 11 лет обучения Пушкин всех задолбал! Сократить его надо в три раза. После такого интенсивного изучения его книги даже в руки брать не хочется»

и

«Следовало бы исключить Пушкина — и исключительно из уважения к его творческому наследию, поскольку многолетнее бездумное вдалбливание и механическое заучивание ведет только к одному: его никто никогда не читает и не понимает, а единственное чувство, которое он вызывает, — это раздражение, «патамушта многабукоф»

— не могу точно согласиться с выбранным коэффициентом «в 3 раза», но сократить нужно. Его и правда очень много. Конечно, после такой бомбардировки Пушкиным в школе, после школы никто к нему и не подходит.

­

С одной стороны оно, вроде бы как и на правду похоже. С другой стороны его произведения местами очень спорные. В целом — согласен, Солженицын в школе не нужен. Чтобы читать Солженицына, надо бы школу уже закончить, ума поднабраться, а потом уже читать такие вещи.

Интересные комментарии:

«Исключить предлагаю Солженицына. Не представляет ни литературной, ни художественной ценности. Вредно читать столько лжи, особенно изложенной столь топорным языком».

«Солженицын — так себе писатель, ценный только своим опытом, но современные сводки новостей, к счастью, предоставляют нам более актуальную информацию о репрессиях в этой стране».

М. Горький

В прошлой статье я рассказывал как я разжился большим количеством книг. Среди них было академическое полное собрание сочинений Горького в 25 томах. Видя как я пыжусь перетаскивая коричневые тома в другую комнату, моя мама метко подметила, что «Горький тяжелый во всех смыслах». Это да, долой его! Он и правда «непозитивный». Но это полбеды, он еще и малополезный.

Еще интересные комментарии:

«Надо исключить Горького, потому что он ДНИЩЕ».

«Исключить Максима Горького, так как его произведения плохо понимаются школьниками. Что поймет шестиклассник в «Челкаше»? А в «Песня о Буревестнике»? Для этого нужна хорошая подготовка в области истории, нужно, чтобы он понимал, в каких условиях создавались эти произведения».

М.А. Шолохов

Вот тут ничего не могу сказать… Как-то оно, вроде бы, и не надо убирать, а с другой стороны оно, вроде бы, как бы, и надо. Не знаю… Я бы все-таки из обязательного списка убрал, оставить в виде рекомендации.

М.Е. Салтыков-Щедрин

Ну, вот именно «ЭТО» сказками никто и не называет. Про «ЭТО» кино снимают. А Салтыков-Щедрин про «ЭТО» ничего не писал. Фамилия, вишь-ты, ей не нравится. Дура. Вобла. Вяленая вобла…

Но есть два похожих по смыслу комментария, которые заслуживают внимания:

«Предлагаю исключить Салтыкова-Щедрина. Понимаю, что это сатира, что это нужно, но читать омерзительно, честное слово… Фарш вместо мозгов в голове до сих пор вспоминаю с содроганием!»

и

«Исключения из школьной программы достоин Салтыков-Щедрин. Какая-то совершенно унылая, нудная, бестолковая хрень, и я до сих пор не могу понять, зачем я читала ее все лето. Мне сказали, что это смешно. Так вот: это ни капли не смешно».

— не бестолковая, но, все-таки, хрень. Да, и частенько после него фарш вместо мозгов. Его сатира была смешна в его времена, теперь с этого смеяться сложно.

Ф.М. Достоевский

Непонятный? Местами — да. Шизофреник? Нет, эпилептик, немного безумный. Мрачный и депрессивный. Недаром, мой друг называет его «Депресевский». Но его произведения настолько мощщщщные, что их нужно читать.

С ними нужно знакомится в школе. «Бедные люди» это вещь, которая в некоторых местах вызывает почти физическую боль. И слезы… «Идиот» вызывает диаметрально противоположные эмоции, бурю эмоций! Это надо ощутить.

Оставить, оставить!

Хотя…

Снова два комментария в пользу убирания:

«Как бы это неправильно ни было, но я бы исключила Достоевского. Я считаю, что его произведения слишком тяжелые. Человек должен сам дойти до него».

и

«Я бы исключила Достоевского, потому что он депрессивный, маниакальный и совершенно жуткий. Когда ты подросток, и так все хреново вокруг, а Достоевский в школьной программе отравляет жизнь просто невероятно».

И.А. Гончаров

«Обломов» — наверное самое скучное и унылое произведение. Но оно такое не потому, что Гончаров плохой и унылый писатель, а потому, что это сделано нарочно. Я бы оставил. Хотя сегодня чувство безысходности какое-то прямо физически осязаемое, «Обломов» его еще сильнее педалирует.

Н.В. Гоголь

«Мертвые души» — одно из самых замечательных, веселых, неожиданных произведений Гоголя! Во первых, само название часто интригует, потом когда интрига немного рассеивается, ты уже не можешь оторваться от Чичикова и хочешь дальше и дальше следовать за ним по пятам, как скрытный свидетель его афёр. Я бы Гоголя рекомендовал к прочтению практически всего!

Н.А. Некрасов

Некрасов в школе и мне не нравился. А все потому, что нам неправильно его преподносили: народоволец, любил деревню и крестьян, борец за свободу и все такое подобное — отвратительное, совково-пропагандистское.

Но совсем недавно я почитал о Некрасове, ознакомился с его биографией, с его жизнью и его стихи на фоне новых (для меня фактов) заиграли совсем другими красками.

Его ни в коем случае нельзя убирать, его нужно правильно преподносить.

А вот этот комментарий как раз наоборот — доказывает, что Некрасова надо оставить, только рассказать о нем нужно правильно:

«Предлагаю исключить Некрасова, так как, на мой взгляд, он был неискренним в своем творчестве: всю жизнь писал о свободах, хотя сам прекрасно чувствовал себя, пользуясь трудом крепостных».

Л.Н. Толстой

Куда же без графа нашего Льва Николаевича! Ну то, что Толстой туп — это… как бы сказать… э-э-э… чем бы в запустить в оратора? Скудоумен? Все! Хватит! Где мои пистолеты! Дуэль! Толстой настолько умен и сложен, что ему самому наверное было тяжело от этой ноши. Вечная борьба «за» и «против» «Войны и мира» уже задолбала. Это не ново и пошло. Внесите ее в список рекомендуемой, но необязательной литературы и закройте, наконец, эту тему.

Вот еще несколько занимательных комментариев к разным писателям:

«Пусть это будет Маяковский. Очень странный поэт, непонятно, почему многие его обожают. Ничего особенного из себя не представляет. Жил с двумя женщинами сразу и писал совсем не в рифму какую-то ерунду».

— Маяковского не трожь!

Руки прочь от

железного брата!

За такое тебя на нож!

Во славу пролетариата!

«Михаила Афанасьевича Булгакова. Нет сил слышать от девочек, что их любимая книга — «Мастер и Маргарита».

— Да-да, тут согласен, только ради этого и исключил бы!

«Хочу, чтобы исключили Булгакова, потому что он слишком гениален для того, чтобы его читали все подряд глупые школьники».

— И тут согласен.

«Ладно Ахматова, но Цветаева-то, простите, на фига? Убрать».

— Становлюсь предсказуемым. Цветаеву сам не люблю. Ее стихи не хороши. Потому что я сам так написать могу.

«Я бы исключила Михаила Юрьевича Лермонтова. Потому что его никто не должен любить, кроме меня, он мой».

— Всецело согласен! По этой же причине уберите пожалуйста из программы Булгакова и Гоголя — они тоже мои! 

«Радищев. Потому что — а зачем?»

— И правда — зачем? Ну ввели его в советское время в школьную программу как один из рычагов пропаганды. Первый русский революционер, пинок под зад самодержавию, несчастные крестьяне и все такое.

Сейчас-то зачем оно нужно? Почитайте, что Пушкин пишет о «Путешествии…» — гениально здравые мысли: и дикий слог, совершенно нечитаемое, почти полностью высосанное из пальца (или еще чего похуже) и унылое г**но. Да еще и Ломоносова опустил — ему, видишь ли, Ломоносов не ученый, а так — любитель словесности. Вот кого-кого, а Радищева точно в топку.

Хотя жизнь Радищева интересна тем, что он как осёл, два раза на одном и том же погорел. И сам  себя потом же и умертвил. Там глупость в государственных масштабах.

Итак, подведем итоги: из 10 писателей я бы точно выкинул двоих — Горького и Солженицына. А вот Толстого, Салтыкова-Щедрина, Гончарова и Шолохова — читать по желанию.

Я всегда говорю о том, что не стоит навязывать в школе чтение великих и сложных вещей, до которых нужно дорасти и просто дожить. Чтение в школе любого великого произведения почти бессмысленно и бесполезно. Оно проносится мимо и ничего не оставляет. Но в более осознанном возрасте, когда есть уже жизненная опытность, эти произведения станут любимыми.

Школа это не место где должны вложить как можно больше всего и сразу. Школа это то место где должны научить простым жизненным истинам. В школе должны привить любовь к новому и непознанному. На самом же деле школа прививает ко всему этому острую ненависть.

А вообще-то… нужно выбросить всех писателей. И вообще не изучать литературу.

А зачем? Развитие грамотности и приобщение к культуре? Ну вот — изучают сейчас литературу, а где она — грамотность и культура? Нетути! А какова вообще цель изучения литературы? Зачем этот объемный список ничем и никак не связанных друг с другом писателей и их произведений.

Ну вызубрили? А дальше-то что? Чего добивались? Просто знать? А зачем? Где все это может пригодиться? Клеркам, торгашам и офисному планктону это не нужно. Начальникам и менеджерам тем более. «Дотка» и «танки» намного более полезные знания, хоть разговор можно поддержать, а то лезет тут со своим Некрасовым, за**ал уже!

Пока не будет четкой цели изучения литературы — не будет толку ни от Толстого, ни от Достоевского с Булгаковым.

Пока не станет ясно — зачем изучается литература, до тех пор будут вестись споры, а надо ли этого вот писателя изъять, а того ввести в школьную программу.

Когда цель будет поставлена и будет предельно ясна, тогда только можно составлять список к изучению, тогда сами собой отпадут споры о надобности того или иного произведения. Тогда сами собой уйдут «ненужные» и «непозитивные», а вольются нужные и полезные.

Но это утопия. Поэтому, братцы, ежели вы не читали книг, то ну их.. и не читайте. Вы, как мыслящий и грамотный человек никому сегодня не нужны. Чтение литературы вызывает мучительные и болезненные ощущения — рождение своих мыслей. Но за вас уже подумали. Так что все книги в печь! В печь!

Вместо эпилога:

Знакомая решила пошутить и с вопросом «Угадай кто это?» закрыла мне глаза. Я сказал «Хэдкраб!» Обиделась.

Источник: http://kbaott.ru/kakix-pisatelej-nuzhno-ubrat-iz-shkolnoj-programmy/

Ссылка на основную публикацию