Баня моет, стирая бюрократов… (по пьесе в. маяковского «баня»)

Баня — александринский театр

Хореограф

ЕКАТЕРИНА КОПТЯЕВА

Художник по костюмам

МАКСИМ ЧИХАЛОВ

Звукорежиссер

ЕЛЕНА БОРУНОВА

Помощник режиссера

АЛЕКСЕЙ ДЕМИДЧИК

Ассистент режиссера

КСЕНИЯ ЖЕЛУДОВА

Выпускающий продюсер

ЕЛЕНА ВОЖАКИНА/ ПОЛИНА ТЕПЛЯКОВА

Фосфорическая женщина

Пашка Тигролапов

ДАРЬЯ МАЛЮШЕНКОВА (фортепиано), ДМИТРИЙ ЗОТИН (туба), ИГОРЬ УШАКОВ (ударные)

Оркестр

Как известно, «Баня» писалась Маяковским для ГосТИМа и по заказу Мейерхольда.

Выступая в 1929 году на обсуждении «Бани» Мейерхольд дал пьесе очень высокую оценку, сравнив ее с произведениями Мольера, Пушкина, Гоголя: «эта пьеса – крупнейшее событие в истории русского театра, это величайшее событие, и нужно прежде всего приветствовать поэта Маяковского, который ухитрился дать нам образец прозы, сделанный с таким же мастерством, как и стихи…

Конечно, Маяковский начинает собой новую эпоху».  На вопрос, почему пьеса называется «Баня», сам Маяковский отвечал двояко. Первый вариант: «Баня моет (просто стирает) бюрократов» – остался определением простодушного и прямолинейного «обличительного» восприятия пьесы. Второй – «Потому что это единственное, что там не попадается».

Маяковский  определил жанр «Бани» как «сатирическая пьеса с цирком и фейерверком». Сатирический посыл спектакля Николая Рощина лишен конкретики, определенных и легко считываемых социальных или бытовых деталей.

Он едва ли привязан к какому-то времени и имеет очевидный макабрический оттенок.

Однако, совершенно не случайно режиссер начинает спектакль с хода, который максимально приближает пьесу, написанную в конце 20-х к нашему времени – с художественной приемки спектакля, интермедии с худсоветом и непонятным и непринятым художником.

Премьера – 25 января 2017 года

Пресса о спектакле

Пустое черное пространство Новой сцены с ее феноменальной способностью к трансформации заполняется постепенно образами мейерхольдовского театра с его прозодеждой, цирком, трагическим карнавалом, канцелярскими столами, братскими могилами и черными дырами будущего. Сцена то и дело грозит обрушиться вниз, открывает под собой все новые и новые провалы, из которых поднимаются будущие жертвы революционных экспериментов и триумфальных побед.

Алёна Карась. Начальство не опаздывает

Российская газета 05.03.2017

Рощин «расчеловечивает» положительных персонажей, но взамен возвращает тексту Маяковского жар заклинания, чудовищного предвидения, заставляя вдруг расслышать в знакомом тексте сюрреалистические пассажи

Лилия Шитенбург. Сумерки футуризма

«Баня» 2017 года построена капитально. Музыка Ивана Волкова — хромающий джазец с тубой и похоронным привкусом — изумительно вплетается в действие, а то и дирижирует им.

Исторические костюмы Екатерины Коптяевой — словно ожившие музейные экспонаты.

Технические фокусы — все к месту: кресло начальника катается само собой, телефонный провод растягивается на неправдоподобную длину, фрагменты Новой сцены лихо уезжают то в подвал, то в потолок.

Ольга Комок. Назад в будущее

Деловой Петербург 10.02.2017

От всего, что позволяет сделать из «Бани» выигрышное сценическое зрелище — с аттракционами, остроумными стилизациями, яркими монтажными склейками и прочими радостями «праздничной театральности» в духе 1920-х годов прошлого века,— Рощин сознательно и мужественно отказывается. Настроение спектакля мрачное и безысходное, оформление — серо-черное и пугающее.

Роман Должанский. С нелегким паром.

Баня» Рощина внутренне связана с театром Мейерхольда, хотя и не впрямую, и, может быть, даже не со спектаклями по Маяковскому.

А, например, с «Одной жизнью», за которую «чужой» театр был немедленно закрыт: там обессиленные комсомольцы поднимались на стройку лучезарного мира из мрачной казармы в жутком шаманском танце, это выглядело беспросветно страшно.

Пафос будущего — это проблематичный шаблон сознания, может быть, его катастрофа, которая редко становится предметом нашего искусства, особенно «за государственные деньги».

Николай Песочинский. Траурный марш энтузиастов

Петербургский театральный журнал. Блог. 28.01.2017

Источник: https://alexandrinsky.ru/afisha-i-bilety/banya/

Баня

Действие пьесы происходит в СССР в 1930 г. Изобретатель Чудаков собирается включить сконструированную им машину времени. Он объясняет своему приятелю Велосипедкину всю важность этого изобретения: можно остановить секунду счастья и наслаждаться месяц, можно «взвихрить растянутые тягучие годы горя».

Велосипедкин предлагает с помощью машины времени сокращать скучные доклады и выращивать кур в инкубаторах. Чудаков обижен практицизмом Велосипедкина. Появляется англичанин Понт Кич, интересующийся изобретением Чудакова, в сопровождении переводчицы Мезальянсовой.

Чудаков простодушно объясняет ему устройство машины, Понт Кич записывает что-то в блокнот, затем предлагает изобретателю деньги. Велосипедкин заявляет, что деньги есть, выпроваживает гостя, незаметно вытаскивая у него из кармана блокнот, а недоумевающему Чудакову объясняет, что денег нет, но он их раздобудет во что бы то ни стало.

Чудаков включает машину, раздаётся взрыв. Чудаков выхватывает письмо, написанное «пятьдесят лет тому вперёд». В письме сообщается, что завтра к ним прибудет посланец из будущего.

Чудаков и Велосипедкин добиваются приёма у Победоносикова — главного начальника по управлению согласованием (главначпупса), стремясь получить деньги на продолжение опыта. Однако секретарь Победоносикова Оптимистенко не пускает их к начальству, предъявляя им готовую резолюцию — отказать.

Сам же Победоносиков в это время диктует машинистке речь по случаю открытия новой трамвайной линии; прерванный телефонным звонком, продолжает диктовать фрагмент о «медведице пера» Льве Толстом, прерванный вторично, диктует фразу об «Александре Семеныче Пушкине, непревзойдённом авторе как оперы Евгений Онегин, так и пьесы того же названия».

К Победоносикову приходит художник Бельведонский, которому он поручил подобрать мебель. Бельведонский, объяснив Победоносикову, что «стили бывают разных Луев», предлагает ему выбрать из трёх «Луев». Победоносиков выбирает мебель в стиле Луи XIV, однако советует Бельведонскому «выпрямить ножки, убрать золото и разбросать там и сям советский герб».

Затем Бельведонский пишет портрет Победоносикова верхом на лошади.

Продолжение после рекламы:

Победоносиков собирается на отдых, под видом стенографистки прихватив с собой Мезальянсову. Его жена Поля, которую он считает гораздо ниже себя, поднявшегося по «умственной, социальной и квартирной лестнице», хочет ехать с ним, но он ей отказывает.

На площадку перед квартирой Победоносикова Велосипедкин с Чудаковым приносят машину, которая взрывается огнём фейерверка. На её месте возникает Фосфорическая женщина — делегатка из 2030 г. Она прислана Институтом истории рождения коммунизма, с тем чтобы отобрать лучших представителей этого времени для переброски в коммунистический век.

Фосфорическая женщина восхищена увиденным ею при кратком облёте страны; она предлагает всем готовиться к переброске в будущее, объясняя, что будущее примет всех, у кого найдётся хотя бы одна черта, роднящая его с коллективом коммуны, — радость работать, жажда жертвовать, неутомимость изобретать, выгода отдавать, гордость человечностью.

Летящее время сметёт и срежет «балласт, отягчённый хламом, балласт опустошённых неверием».

Поля рассказывает Фосфорической женщине, что её муж предпочитает ей других — более образованных и умных. Победоносиков обеспокоен тем, чтобы Поля «не вынесла сор из избы».

Фосфорическая женщина разговаривает с машинисткой Ундертон, уволенной Победоносиковым за то, что она красила губы («Кому?» — удивляется Фосфорическая женщина. — «Да себе же!» — отвечает Ундертон.

«Если б приходящим за справками красили, тогда б могли сказать — посетители обижаются», — недоумевает гостья из будущего).

Победоносиков заявляет Фосфорической женщине, что он собирается отправиться в будущее исключительно по просьбе коллектива, и предлагает ей предоставить ему в будущем должность, соответствующую его теперешнему положению. Тут же он замечает, что прочие — гораздо менее достойные люди: Велосипедкин курит, Чудаков пьёт, Поля — мещанка. «Зато работают», — возражает Фосфорическая женщина.

Идут последние приготовления к отправке в будущее. Фосфорическая женщина отдаёт распоряжения. Чудаков и Велосипедкин с помощниками их выполняют. Звучит Марш времени с рефреном «Вперёд, время! / Время, вперёд!»; под его звуки на сцену выходят пассажиры. Победоносиков требует себе нижнее место в купе.

Фосфорическая женщина объясняет, что всем придётся стоять: машина времени ещё не вполне оборудована. Победоносиков возмущён. Появляется рабочий, толкающий вагонетку с вещами Победоносикова и Мезальянсовой.

Победоносиков объясняет, что в багаже — циркуляры, литеры, копии, тезисы, выписки и прочие документы, которые ему необходимы в будущем.

Победоносиков начинает торжественную речь, посвящённую «изобретению в его аппарате аппарата времени», но Чудаков подкручивает его, и Победоносиков, продолжая жестикулировать, становится неслышным. То же происходит и с Оптимистенко.

Наконец Фосфорическая женщина командует: «Раз, два, три!» — раздаётся бенгальский взрыв, затем — темнота. На сцене — Победоносиков, Оптимистенко, Бельведонский, Мезальянсова, Понт Кич, «скинутые и раскиданные чёртовым колесом времени».

Источник: https://briefly.ru/majakovskij/banja/

В. В. Маяковский, «Баня»: краткое содержание по главам :

В пьесе «Баня» переплелись отголоски будущего и реалии настоящего, это рассказ о бюрократических проволочках, которые не оставляют ни одну страну в мире без внимания. Борьба за место под солнцем будущего творит с людьми ужасные вещи. Зависимость от своих желаний в итоге не позволяет начальнику по согласованиям и его сподвижникам пройти через временной портал.

Сатирическое высмеивание Маяковским всей бюрократической прослойки было одной из основных идей этого литературного создания. Фантастическое развитие событий и убежденность в светлом коммунистическом будущем сделали из пьесы хороший пропагандистский ролик.

Создание пьесы

Пьеса «Баня» была написана Маяковским для Мейерхольда и его театра, первая вычитка была в сентябре 1929 г., но дописал работу он только через месяц. Публикация состоялась еще до театральной постановки.

Через анализ краткого содержания «Бани» Маяковского можно понять, что многие были согласны с идеей автора, но находились такие критиканы, которые твердили о том, что тема буржуазии давно исчерпана и не актуальна.

История с товарищем Ермиловым до сих пор известна в кругах почитателей Маяковского. Ермилов — это идеолог РАППа (Российской ассоциации политических писателей). Изначально он очень хорошо раскритиковал «Баню», всячески пытаясь помешать ее дальнейшей экранизации, но в середине ХХ века все-таки признал, что не до конца понял положительное влияние пьесы.

Первые постановки

Изначально все постановки потерпели оглушительный провал, мнения разделились на два совершенно противоположных лагеря: одним было смешно до коликов в животе, другие же буквально засыпали от скукоты.

Но именно мейерхольдовская постановка сделала свое коронное дело — добавила нужной остроты, да так, что спектакль сняли с показов совсем.

Именно в его театре «Баня» совершила подвиг и стала самой выдающейся пьесой за всю историю сатирического театра в Союзе.

На целых двадцать лет пьеса ушла в небытие, и только в 1950 годах постановку возобновили. Сначала с помощью радиоспектакля, которые были очень популярными в те времена. В театральную нишу пьеса вернулась в 1953 году и больше не попадала под запреты советских идеологов и буржуазных деятелей искусства.

Действующие лица

Если смотреть краткое содержание «Бани», Маяковский делит главных героев на две части — хорошие и плохие.

Товарищу Победоносикову, как главному начальнику по управлению согласованиями (главначпупс), отдана основная роль расхитителя государственных умов.

Поля — жена начальника, борется за свои женские права в их семейном гнездышке.

Оптимистенко — секретарь, который вместе с репортером Моментальниковым, портретистом Бельведонским, Иван Ивановичем, иностранцем Понт Кичем и Мезальянсовой входит в состав «группировки» буржуазии местного производства, но это все только по их мнению.

Чудаков — изобретатель машины времени, а Велосипедкин — его помощник и друг.

Фоскин, Двойкин и Тройкин — рабочие, которые помогают Чудакову с его машиной.

Уиндертон — бывшая обманутая машинистка, уволенная по личной прихоти Победоносикова.

И два нейтральных персонажа — это режиссер и Фосфорическая женщина.

Сюжет

Краткое содержание «Бани» Маяковского по главам уносит нас в далекие 30-е года социалистического прошлого, где процветающий бюрократ-начальник не дает пробиваться дальше со своим величайшим изобретением простым рабочим-инженерам. Последний взмах паяльной лампы — и машина времени в руках Чудакова готова! Даже фамилия говорит сама за себя.

Каждое действие «Бани» Маяковского по краткому содержанию имеет свое определенное пространство: то мы находимся в подвале вместе с друзьями товарищами, создателями машины, то в следующем действии переносимся в кабинет Победоносикова, и жизнь пьесы проходит у стола Мезальянсовой, а шестое действие начинается в квартире глупого бюрократа.

Третье действие по-своему уникально, ведь режиссер начинает высмеивать на сцене работу Победоносикова, героям дается право оценить свою роль в «Бане». Но сатирическое зеркало, к которому их подвел режиссер, так и не помогает им понять свои гнилые стороны.

При написании краткого содержания пьесы Маяковского «Баня» действие можно разделить на две части.

Вторая начинается с главы, описывающей «совместную жизнь» странной компании рабочих и начальства — жадных расхитителей местного бюджета.

Читайте также:  Как поступить в чешский вуз

Именно вторая часть пьесы раскрывает характеры главных героев, а кульминация наступает в самых последних строках, где зрителю дается надежда на то, что напыщенные отрицательные персонажи все-таки осознали свое поведение.

Даже краткое содержание пьесы «Баня» Маяковского дает шанс оправдаться всем тем, кого скинула машина времени. Победоносиков обращается к залу с вопросом о ненужности его и остальных людей для коммунистического будущего, да и для советского настоящего тоже.

Краткое содержание пьесы «Баня» Маяковского

Повествование рассказывает о создании машины времени и способах ее запуска. Действия начинаются в подвальном помещении, время революции прошло, в стране правит социализм.

Как-то Чудаков спроектировал и собрал удивительную машину, дело было в 30-м году ХХ века. Со своим товарищем Велосипедкиным он размышляет о том, что эта машина обязательно сделает человека еще более счастливым. Ведь только подумайте, минуты счастья можно продлить всего одним поворотом рукоятки!

Но Велосипедкин настаивает не на повторении радостных моментов, а на более практичных делах. Например, можно будет повысить производительность инкубаторов с курами или сократить время на неинтересных выступлениях. Машина была сделана так, что умела не только удлинять счастливые дни, но и добиваться сокращения негативных моментов, например, оплакивание человека, которое иногда длится годами.

На мгновение между друзьями пробегает волна неприязни, но тут появляется странный иностранец Понт Кич. Он хочет приобрести эту машину и предлагает крупные суммы денег, но Велосипедкин его выставляет, украдкой вытащив из его кармана записную книжку, в которой иностранец делал какие-то заметки. На самом деле денег не было, но товарищи верили, что смогут их раздобыть для дальнейших опытов.

После тестового запуска машины она неожиданно выплевывает письмо из будущего, написанное через 50 лет. Оно сообщает о том, что на следующий день должен прибыть гость из далекого будущего.

Тогда Чудаков и его друг спешат за получением финансирования для следующего опыта, чтобы не пропустить приход незнакомца.

Но Победоносиков слишком упрям и жаден, как и его машинистка-секретарь: не дослушав их, она выдает им уже пропечатанный отказной лист.

Чудаков и остальные рабочие решаются пойти на кардинальные меры: поднять машину к квартире Победоносикова, пока Бельведонский пишет его портрет в образе суперважной персоны социалистического развития.

Вторая половина пьесы с третьего по шестое действия

Третье действие начинается с так называемого приема «театр в театре», когда режиссер пьесы выходит на сцену и начинает со зрителями разыгрывать несуществующую сцену, которая на самом деле входит в основной сценарий пьесы. Это золотая середина.

Далее опять появляется начальник по согласованиям. Он собрался в свой запланированный отпуск с Мезальянсовой, несмотря на то, что состоит в официальном браке с Полей.

Но жену свою он ни во что не ставит и считает ее чуть ли не отбросом общества. Поля глупая, а он — элита советского государства. Она узнает, что билета на отдых два, просится с ним, но получает отказ.

Поля, конечно, в курсе всех его похождений и очень хочет свободы, но и тут Победоносиков не сокрушим.

Стоя на лестничной площадке и обжигая руки о горячую машину времени, ученые осознают, что вот-вот свершится то, для чего машина была создана. Неожиданно в пятом действии машина озаряется фейерверком, из нее выходит Фосфорическая женщина. Она называет себя делегаткой, которая прибыла из 2030 года.

Женщина рассказывает героям, что через сто лет из социализма в Союзе вырос хороший крепкий коммунизм. Даже учреждение, приславшее ее, имеет название подтверждающее ее слова — Институт истории рождения коммунизма. У нее специальная миссия по набору лучших из лучших для продолжения деятельности в коммунистическом веке.

Приняты будут все, кто обладает хотя бы одной чертой, сближающей человека с коллективномым обществом: он должен быть счастлив от выполнения своей работы, обладать самопожертвованием и постоянным стремлением изобретать что-то новое.

А время, пока они будут добираться до 2030 года, оторвет весь балласт ненужных и неправильных.

В кратком содержании «Бани» Маяковского сказано, что Фосфорическая женщина успевает побеседовать со всеми участниками действа для того, чтобы полностью понять их характеры.

Например, Поля, жалуется на своего мужа, что он любит находиться в компании более умных женщин, ранее сокращенная за крашение губ секретарша Ундертон делится своей бедой рыжего цвета и объясняет, что только губы и могут привлекать хоть какое-то внимание к ее персоне.

Каждый из персонажей хочет отправиться в путешествие и покорить просторы будущего коммунизма.

В шестой главе у Победоносикова и Фосфорической женщины возникает спор: начальник не желает находиться в очереди на переброску и выказывает неуважение и пренебрежение к Чудакову, который выпивает, Велосипедкину, который курит табак, а жену свою и вовсе обзывает мещанкой. Женщина в долгу не остается и доказывает свою убежденность в правильном выборе, оппонируя ему тем, что они все хорошие работники и любят свою деятельность. Например, Чудаков озадачен идеей выполнить пятилетний план за четыре года.

Несмотря на собранный багаж, все представители буржуазии после запуска машины были скинуты за пределы ее действия. Тут и сыграли правила попадания в будущее, о котором упоминала Фосфорическая женщина.

Интересные факты пьесы

В кратком содержании «Бани» Маяковского есть некоторые факты написания пьесы. Например, многие персонажи создавались из образов реальных людей. Прототипом портретиста Бельведонского стал Аполлон Бельведерский. Должность «главначпупс» начальника по согласованиям была взята из книги Чуковского.

Странный язык иностранца был придуман вместе с Ритой Райт, которая помогала автору в подборе русских слов, по звучанию похожих на английские. Так, например, из слова «understand» — «понимать» получилось «индостан», а «Do you want» — «хотите ли вы» вышло «Дуй Иван».

Источник: https://www.syl.ru/article/366132/v-v-mayakovskiy-banya-kratkoe-soderjanie-po-glavam

Маяковский спектакль: «Баня»

«Баня» была своего рода продолжением «Клопа», но несла в себе более откровенную критику бюрократизации советского общества и нового привилегированного класса высокопоставленных чиновников с партбилетами.

Изобретатель Чудаков придумал машину времени, для которой нужно найти финансирование, однако товарища Победоносикова — главного начальника по управлению согласованием, главначпупса, — трудно убедить в необходимости проекта. Его интересуют только бумаги, заседания, резолюции, командировочные и подотчетные а также перспектива быть увековеченным на портретах, чтобы потомки могли изучать его величие. Спрятавшийся «за секретарей и бумажки».

Победоносиков представляет собой символ бездушного, необразованного, вульгарного властного бюрократа, который после революции «поднялся вверх по умственной, служебной и по квартирной лестнице».

Однако, вопреки сопротивлению Победоносикова, машина времени приводится в действие, и из будущего появляется «фосфорическая женщина», чья задача — выбрать тех, кто сядет в «первый поезд времени», идущий к коммунизму.

«Будущее примет всех, у кого найдется хотя бы одна черта, роднящая с коллективом коммуны, — радость работать, жажда жертвовать, неутомимость изобретать, выгода отдавать гордость человечностью. . Летящее время сметет и срежет балласт, отягченный хламом, балласт опустошенных неверием».

Победоносиков и его секретарь Оптимистенко очень хотят отправиться в будущее, но их не берут. «Хорошо, хорошо, пускай попробуют, поплавают без вождя и без ветрил! — кричит он упрямо, но упрямство вскоре переходит в отчаяние. И он обращается к публике с риторическим вопросом, которым, собственно, и заканчивается пьеса:

— Что вы этим хотели сказать, — что я и вроде не нужны для коммунизма?!?»

Ни структурно, ни тематически «Баня» не содержит в себе ничего нового — все пьесы и поэмы Маяковского заканчиваются картиной будущего, положительной или отрицательной. Однако политический сигнал был четче, чем когда-либо.

Пьеса названа «Баня», потому что «Баня» — моет (просто стирает) бюрократов». Так же однозначно Маяковский высказывался до этого лишь однажды — в наброске к «IV Интернационалу» , где кордон секретарей защищал самого Ленина (см.

«Нэп и закручивание гаек» ). Когда

Маяковский 23 сентября прочитал «Баню» в театре Мейерхольда , тот сравнил ее с произведениями Мольера: «Это крупнейшее событие в истории русского театра, это величайшее событие большое освобождение от традиции, но в то же время [Маяковский] так схватил приемы драматурга, что невольно вспоминается такой мастер, как Мольер. Маяковский начинает собой новую эпоху. Я с ужасом думаю, что мне в качестве режиссера придется коснуться этой вещи. Мы всегда насилуем тех драматургов, пьесы которых мы ставим, мы иногда поправляем что-то, иногда переделываем. В этой вещи ничего переделать нельзя, настолько органично она создана.»

Но если Мейерходьд и другие театральные люди, например муж Норы Яншин , горели энтузиазмом, то публика осталась совершенно равнодушной. До премьеры пьесы в театре Мейерхольда в Москве она была поставлена в Ленинграде.

«Публика встречала пьесу с убийственной холодностью, — вспоминал Михаил Зощенко , — я не помню ни одного взрыва смеха. Не было даже ни одного хлопка после двух первых актов. Более тяжелого провала мне не приходилось видеть».

Пресса была столь же беспощадна, как и публика: «Баня» бьет — или лучше сказать, хочет бить — по бюрократизму, — писала «Красная газета», — но острая и жгучая тема трактована статически, крайне поверхностно и односторонне.

Спектакль неинтересен настолько, что писать о нем трудно: зритель остается эмоционально не заряженным и с холодным равнодушием следит за действием, самый ход которого местами не ясен». Тема варьировалась в других газетах: публике скучно, а критика бюрократизма — «примитивна».

Хотя многие критики относились к Маяковскому заведомо отрицательно, нельзя не признать, что во многом их замечания были справедливы. Пьесе действительно не хватает действия, персонажи клишированы, реплики и шутки порой натянуты.

Но, несмотря на определенные формальные недостатки, не подлежит сомнению, что идейное содержание дошло до тех, для кого «Баню натопили: цензура задержала пьесу на два с половиной месяца и разрешила постановку только после того, как Маяковский смягчил особо критические моменты.

Если многое и удалось оставить, то лишь благодаря особому положению, на котором все еще числился Маяковский, — ведь уже запретили пьесы Николая Эрдмана и Михаила Булгакoва и положение Маяковского стремительно ухудшалось.

В декабре 1929 г. на обсуждении спектакля «Баня» в рабочем клубе «Пролетарий» публика передавала Маяковскому записки с вопросами. Некоторые из них были опубликованы в журнале «Советский театр» вместе с карикатурами на людей, их задающих.

— Как по вашему тов. Маяковский, доступны ли пониманию ваши пьесы рабочему?

— Остроты натянутые, непонятны. Кто это Микель Анжело? — объясните. Вы пишете для интеллигенции.

— Товарищ! Мне не нравится Ваша пьеса, а нравитесь Вы сами. Люблю Вас давно. Варламова Вера.

— Товарищи, довольно нам забивать головы, они у нас и так уже забиты. Мое мнение — прикончите все ваши сказки.

Ссылки:
1. Консолидация сил пролетарской литературы, вступление Маяковского в РАПП, 1930
2. Маяковский оставляет Татьяну в прошлом

Источник: http://www.famhist.ru/famhist/majakovsky/00095816.htm

Герои пьесы В. Маяковского «Баня»

В. Маяковский — поэт, чье творчество прочно во­шло в историю литературы двадцатого столетия. С от­крытым горячим сердцем говорил он о любви, о на­значении поэта и поэзии, о месте человека в мире, о свершающихся в стране переменах.

Читайте также:  День смеха в школе

Маяковский «хо­тел быть понят своей страной», но ему не всегда это удавалось. Неприятие вызывало у поэта острые пере­живания, которые он скрывал за вызывающим пове­дением и хлесткими фразами стихов.

Конфликт поэта и толпы с годами только обострялся, о чем свидетель­ствует нарастание в творчестве Маяковского сатири­ческих мотивов. Сатира занимает в его поэзии большое место.

В 20-е годы В. Маяковский сотрудничает в сатири­ческих журналах, создает для них целую серию сти­хотворений, а также пишет пьесы «Клоп» и «Баня». Жестоко бичует он в этих пьесах мещанство и бюро­кратизм.

Пьеса «Баня» создана в 1929 году. Она была по­ставлена на сцене театра В. Мейерхольда. Общество встретило «Баню» чрезвычайно резкой критикой.

Следуя традициям классической драматургии, Маяковский дает своим героям говорящие фамилии, рисует характеры типичные и яркие.

Главный герой «Бани» — Победоносиков. Это за­носчивый, напыщенный человек. Он очень высокого о себе мнения, к нему без «доклада» не входят. Побе­доносиков — укоренившийся бюрократ и волокит­чик. За его высокомерием скрывается жалкая и огра­ниченная натура.

Он катастрофически необразован. Александр Сергеевич Пушкин превращается у Победоносикова в Александра Семеныча, «Евгений Оне­гин» перестает быть романом в стихах, светило миро­вой живописи становится армянином Мекелем Анжеловым и т. д.

Победоносиков с удовольствием пользуется своим служебным положением. В театре ему легко достается первый ряд, поехать на юг — для него не проблема. Кроме того, Победоносиков — вор и казнокрад.

«Проведем их как суточные или еще ка­кие-нибудь»,— говорит он о растраченных на свои ну­жды государственных средствах.

Для Победоносикова не существует никаких нрав­ственных ценностей, он легко перешагивает через нормы морали. Герой не любит свою жену, изменяет ей, жадничает. Победоносиков — лентяй и бездель­ник. На своем рабочем месте он продолжает традицию грибоедовского Фамусова — «Подписано, так с плеч долой!».

Подпись и постановка печати — единствен­ные функции, которые выполняет Победоносиков на рабочем месте. У него сытая жизнь и достойная зар­плата. Сатирически изображая своего героя, драма­тург и должностью награждает его соответствую­щей — главначпупс. Ближайшее окружение Победо­носикова относится к нему с подобострастием.

Подчеркивая свое отношение к таким, как Победоно­сиков, Маяковский лишает главначпупса возможно­сти пожить в 2030 году. Светлому будущему победоносиковы не нужны.

Оптимистенко — служака, бюрократ до мозга кос­тей, прихвостень, буквоед. Красноречиво о нем гово­рят его собственные слова: «Нам все равно, какое лицо стоит во главе учреждения, потому что мы ува­жаем только то лицо, которое поставлено и стоит».

В образе Бельведонского Маяковский высмеивает бездарных, безграмотных, всеядных художников. Бельведонский во всем старается угодить Победоносикову, ведь Победоносиков — власть. Победоноси­ков и Бельведонский близки в своем невежестве.

Недалеко ушел от Бельведонского репортер Моментальников, который по заказу может написать любую статью, независимо от тематики и содержания. Моментальников не имеет своего «я». Это бес­принципный журналист, который за деньги готов опошлить святое и вознести низкое и безнравствен­ное.

Ярким представителем эпохи является в пьесе Мезальянсова. Она говорит на удивительной смеси рус­ского и английского языков.

А вот Понт Кич — настоящий иностранец, про­жженный капиталист. Выгода — для него главное. Перед материальными интересами для Понт Кича вес теряет все.

Если от этого потолстеет его кошелек, Понт Кич согласен даже принять социализм. У него нет ни политических, ни моральных убеждений, ко­торые могли выстоять перед властью денег.

Надеясь, что изобретение Чудакова поспособствует его, Понт Кича, обогащению, иностранец готов купить его.

Чудаков, пожалуй, единственный умный среди всех остальных герой, талантливый изобретатель.

В пьесе «Баня» звучит резкая критика отдельных сторон современной Маяковскому действительности, а также тревога за будущее.

Источник: http://5litra.ru/soch/268-geroi-pesy-v-mayakovskogo-banya.html

Бани! Бани!

Бани в искусстве ( начало )

О бане писали Лукиан и Рабле, Боккаччо и Мопассан, Пушкина и Лев Толстой, Чехов и Горький, Зощенко и Маршак.

Василий Перов. По дороге в баню.Казимир Малевич. В бане.Sarah Jane Szikora. After the Baths.

В «Мастере и Маргарите» Михаил Булгакова:

«Маргарита оказалась в чудовищном по размерам бассейне, окаймленном колоннадой.

Гигантский черный Нептун выбрасывал из пасти широкую розовую струю: Дамы, смеясь, сбрасывали туфли,отдавали сумочки своим кавалерам или неграм, бегающим с простынями в руках, и с криком ласточкой бросались в бассейн.

Пенные столбы выбрасывались вверх. Хрустальное дно бассейна горело нежным светом, и в нем видны были серебристые плавающие тела. Хохот звенел над

колоннами и гремел, как в бане…».

Бани! Бани! Двери — хлоп!Бабы прыгают в сугробПрямо с пылу, прямо с жару- Ну и Ну!Слабовато РенуаруДо таких сибирских «ню»!Что мадонны! Эти плечи,Эти спины наповал,Будто доменную печьюЗапрокинутый металл.Задыхаясь от разбега, Здесь на «ты», на «ты», на «ты» Чистота огня и снега

С чистотою наготы.

А. Вознесенский. В эллинистическом и древнеримском театре баня – вполне обычное место действия. Однако впоследствии она практически исчезает со сцены и из драматургии, что связанно с христианским запретом на показ обнаженного тела.

Пьеса В. Маяковского «Баня» собственно говоря, не о бане. На вопрос, почему пьеса называется «Баня»,

он отвечал двояко. Первый ответ:

«Баня» моет (просто стирает) бюрократов» — удовлетворил, кажется, всех и надолго остался

определением простодушного и прямолинейного «обличительного» восприятия пьесы. Другой ответ:

«Потому что это единственное, что там не попадается» — показался, вероятно, обычным

«маяковским юмористическим «отплёвом» (выражение Сельвинского) и был прочно забыт. Баня, конечно, не единственное, чего в пьесе нет, но дело не в этом — название пьесы определяет единственно верную точку зрения на нее. Тут так же, как и в названиях «Владимир Маяковский», или «Мистерия-буфф», или «Клоп», прямо дан принцип интерпретации драмы. И с этой точки зрения в «Бане» действительно важнее всего то, что там предметно «не попадается». С одной стороны, пьеса названа «Баней», но с другой — никакой бани мы там не находим. С одной стороны, это «драма», но с другой — «‹с цирком и фейерверком», то есть прямо балаган, а никакая не драма. С одной стороны, вся коллизия в пьесе развернута вокруг «машины» Чудакова, но с другой — эта машина невидима, то есть ее как будто бы и нет. И так далее. Короче говоря, во всей пьесе в целом и в каждом отдельном ее элементе мы находим несовпадение предмета и его смысла. Самые отвлеченные понятия здесь снижаются, овеществляются, материализуются, и наоборот — конкретнейшие предметы, явления и даже люди развеществляются, дематериализуются вплоть до полного исчезновения.

Зеленый веник, терпкий банный дух.Поддать, еще! кричу я с верхней полки,А в теле — раскаленные иголки,И, жаркой не выдерживая порки,

Как черт от ладана бежит недуг

.

Н. Асеев.Сцена в бане в спектакле Московского театра на Таганке «А зори здесь тихие…»В отличие от театра в кинематографе действие в бане отнюдь не редкость. Так многим кинозрителям запомнился эпизод «В бане» в кинофильме «А зори здесь тихие». Режиссеру Ростоцкому удивительно красиво и поэтично удалось показать девушек, дав понять зрителю, что убивают не просто людей, а красивых и молодых женщин, которые должны еще жить и рожать детей.Эпизод в бане, где Евгений Лукашин со своими друзьями распивает спиртные напитки, служит завязкой сюжета в фильме Э. Рязанова «Ирония судьбы, или С легким паром!».Интересен и знаковый эпизод из фильма «Неуловимые мстители» (режиссер Э. Кеосаян) в котором Савелия Крамарова бегает, прикрывшись шайкой, и кричит о нечистой силе.А в фильме «Гардемарины, вперёд!» показано недоумение, которое долгое время вызывала у«цивилизованных» иностранцев «варварская» русская баня. Шевалье де Брильи в исполнении Михаила Боярского удивлялся, как можно ходить в баню, из которой валит дым. В результате банным процедурам подвергнут был в принудительном порядке.В конце девяностых годов на экраны вышел фильм – «Особенности русской бани».

В жизни, мирной или браной,У любого рубежа, Благодарны ласке банной

Наше тело и душа.

А. Твардовский. Финско-чешский кинофильм «Сауна» переносит зрителей в атмосферу загадочности и мрачности. Действие происходит в конце XVI века. И хотя авторам фильма не удалось соблюсти историческую достоверность, они великолепно справились с задачей, которую ставили перед собой — фильм рождает тревожные чувства, вселяет ожидание ужасных событий.

Не стремись прежде времени к душу, Не равняй с очищеньем мытье.Нужно выпороть веником душу,

Нужно выпарить смрад из нее.

В. Высоцкий.Современное российское искусство также обращается к банной тематике. Но лучше бы оно делало это реже. Сегодня баня такой же обязательный атрибут «бандитского сериала», как когда-то салун в фильмах о Диком Западе. А в целом доминирует пошлость и низкопробный юмор.Следует также отметить, что для эротической и порнографической литературы и кинематографа баня излюбленное место действия.

Источник: enc.vkarp.com

Источник: https://ngasanova.livejournal.com/1304138.html

(no title)

46. Анализ пьесы В.Маяковского «Баня» (или «Клоп»).

Не только творчество, но и сама личность В. В. Маяковского занимают значительное место в истории русской литературы. Основная заслуга поэта в том, что он создал оригинальные по форме и содержанию произведения, очень яркие, злободневные, порой юмористические, но чаще — исполненные горькой иронии и острой сатиры, что и определяет их актуальность по сей день.

Силой своего таланта Маяковский беспощадно высмеивал все те явления, которые, по его убеждениям, тормозили развитие молодого государства.

Он яростно боролся против того, что мешало процветанию страны, против многочисленных пороков, свойственных всему советскому обществу, и пороков, характерных для отдельной личности.

Маяковский предавал огромное значение жанру юмористической сатиры и был уверен в том, что в будущих школах “будут преподавать сатиру наряду с арифметикой и с неменьшим успехом”.

Как известно, особую ненависть Маяковский испытывал к такому разряду людей, которых принято называть мещанами. В своих пьесах “Клоп” и “Баня” он высмеивает мешан, а одного из них волшебной силой искусства превращает в клопа, скрывающегося в трухлявых матрацах времени.

Пьесу “Баня” Маяковский определил как “драму в шести действиях с цирком и фейреверком”, и уже в этом слышатся иронические ноты поэта, как бы предупреждающего читателя о том, что пьеса представляет некий фарс.

Главный персонаж пьесы — “товарищ Победоносиков, главный начальник по управлению согласованием, Главначупс”.

Это типичный надутый чиновник, который между телефонными звонками и бездумным перелистыванием казенных бумаг диктует машинистке “одну общую руководящую статью”, такую же бессмысленную, как и название учреждения.

Драма в пьесе построена на конфликте между изобретателем Чудаковым, легким кавалеристом Ве-лосипедкиным, рабочими, помогающими изобретателю, — с одной стороны, и его помощником Оптимистенко — с другой.

Маяковский рисует в пьесе множество смешных и глупых ситуаций, в которые попадают его герои, но вместе с тем пьеса представляет собой драму, и драматизм ее — в борьбе с бюрократией, которая, по мнению поэта, представляет собой огромную и закостенелую силу.

В образе Победоносикова Маяковский сконцентрировал многие уродливые наслоения казенного свойства: Победоносиков занимает важную должность, в его приемной — “длинный, во всю стену, ряд просителей”.

У двери — верный страж Оптимистенко, который, конечно, не пустит к начальнику неугодных, беспокойных людей. Как заметил Велосипедкин, Оптимистенко — “гладкий и полированный, как дачный шар.

На нем только начальство отражается, и то вверх ногами”.

Читайте также:  Сочинения огэ по тексту в.астафьева (белогрудка)

Победоносиков сует свой нос всюду и считает себя комптентным даже в тех вопросах, о которыхзнает лишь понаслышке. Например, он поучает режиссера: “Сгушенно все это, в жизни так не бывает. Это надо переделать, смягчить… надо показывать светлые стороны нашей действительности”.

И это злая карикатура на всякое псевдоискусство, характерное для советской эпохи, когда жесткая цензура “переделывала” произведения до неузнаваемости, заставляя художников творить то, что соответствовало бы четко установленным требованиям.

Пьеса наглядно показывает современным читателям командно-бюрократическое управление искусством, и Чудаков, как творческая натура, всеми силами пытается противостоять этой силе.

Но, к счастью, конфликт разрешается, когда появляется “Фосфорическая женщина”, “делегатка 2030 года”, которая отбирает лучших (Чудакова и его помощников) в коммунизм, куда они отбывают на изобретенной машине времени тогда, как Победоносиков и Оптимистенко остаются за бортом — в современной им действительности.

В своей полуфантастической, остросатирической пьесе “Клоп” Маяковский не просто высмеивает мещанство во всех его проявлениях, но и объявляет ему беспощадную войну.

В образе главного героя пьесы, Петра Присыпкина, переименовавшего себя в Пьера Скрипкина, сочетаются многие отрицательные черты этого социального явления, во всех действиях и речах Присыпкина проявляется его обывательская сущность. По определению автора, Прйсыпкин — “бывший рабочий, бывший партиец, ныне жених”.

Используя выгоды своего социального положения в государстве победившего пролетариата, Скрипкин намеревается выгодно жениться, но на свадьбе случается драка, а потом пожар, в результате чего герой погибает, но оказывается воскрешенным в далеком коммунистическом будущем.

Люди будущего, обитатели “молодняцкого” общежития, считают героя зараженным микробом мещанства, поэтому даже не признают его за человека, считая его представителем вымершего рода, называемым “обывателиус вульгариус”.

Грубый, бескультурный, эгоистичный Скрипкин выглядит “ископаемым” среди “идеальных” людей коммунистического общества, для которого пьянство, подхалимство и прочие пороки обывательского мира давно стали забытыми, неизвестными явлениями.

Само общество коммунистов представлено Маяковским предельно разумно. Многие функции человека здесь выполняют автоматы, любовь искоренена как неразумное чувство.

Для жителей будущего, настоящих пролетариев, Скрипкин представляет серьезную угрозу, он — мнимый пролетарий, мещанин, тогда как настоящие пролетарии — люди высокой нравственной культуры, свободные от всех пороков буржуазного общества.

Но это истинное пролетарское будущее, по сути, безлично, поскольку здесь правят массовость и сплошной автоматизм. Поэтому Скрипкин, несмотря на все свои пороки, невольно выглядит в нем единственным живым человеком.

В итоге идеальное общество будущего оказывается в пьесе крайне неустойчивым, внутренне податливым к давно, казалось бы, искорененным порокам.

Рабочие медицинской лаборатории постепенно начинают пить, под воздействием “душераздирающих” романсов Скрипкина в людях просыпается чувство любви, и молодые девушки вдруг начинают танцевать! Внезапно людей будущего начинают привлекать буржуазные удовольствия, и они с радостью поддаются их приятному влиянию, в результате чего большая часть “неподдавшихся” приходит к выводу, что Скрипкина необходимо как можно скорее изолировать как серьезного врага.

В финале пьесы приравненный автором к клопу, незадачливый Пьер Скрипкин кричит: “Братцы! Свои! Родные!.. Сколько вас?! Когда же вас всех заморозили? Чего ж я один в клетке?..”.

И этим криком Маяковский, который, разумеется, не мог ввести в свою пьесу элементы антикоммунистической сатиры, невольно затронул эту тему, очень метко изобразив призрачность светлого коммунистического будущего, не способного искоренить до конца все человеческие пороки.



Источник: https://vladis-baxman.livejournal.com/22856.html

Сатира в творчестве Маяковского

Сочинение на отлично! Не подходит? => воспользуйся поиском у нас в базе более 20 000 сочинений и ты обязательно найдешь подходящее сочинение по теме Сатира в творчестве Маяковского!!! =>>>

Мы всех зовем,

чтоб в лоб,

а не пятясь,

критика

дрянь косила…

В. Маяковский

Одной из наиболее ярких сторон поэтического творчества Маяковского была сатира, блестящим мастером которой он считался по праву. Высокий, волнующий пафос и проникновенный лиризм уживались в нем с сатирической беспощадностью, с щедринским, свифтовским издевательским смехом.

Чем выше и чище рисовался поэту сияющий идеал нового человека, тем яростнее обрушивался он на пошлость, бескультурье, жадность и хищничество.

«Какого злого, сильного, „кусачего» врага нашло себе в Маяковском наше мещанство, чиновничество, перерожденческое подхалимство! Какие великолепные громы и молнии обрушивал Маяковский на духовную заскорузлость, мировоззренческий склероз, тину и слякоть ленивой мысли, „мыслительное» лежание на печи, оказёнивание быта и нравов, бюрократизм больших и малых чинуш и сутяг!» — писал Н. И. Бухарин в прощальной статье с подзаголовком «Скорбные мысли» накануне похорон великого поэта.<\p>

«Грозным смехом» назвал Маяковский свои гневные сатирические стихи, так как ими он помогал выжигать из нашей жизни «разную дрянь и ерунду». Поэт считал своим долгом «реветь мед-ногорлой сиреной в тумане мещанья, у бурь в кипеньи». В рифме поэт видел не только «ласку и лозунг» для друзей, но и «штык и кнут» для врагов. Острым словом разил он лодырей, бюрократов, расхитителей народной собственности и прочих «мерзавцев». Объекты сатиры Маяковского так же многообразны, как и сама реальность. Его сатирический кнут доставал врага, под какой бы личиной он ни являлся: интервента или убийцы из-за угла, карьериста-подхалима или советского «помпадура» с партийным билетом. Еще в 1921 году в стихотворении «О дряни» Маяковский смело изобразил высунувшееся «из-за спины РСФСР мурло мещанина». Неподражаема его «товарищ Надя»:

И мне с эмблемами платья.

Без серпа и молота не покажешься в свете!

В чем

сегодня

буду фигурять я

на балу в Реввоенсовете?!

Маяковский по-горьковски ненавидел мещанство, высмеивал и разоблачал его повсюду: в крупном и мелком, в быту и искусстве, среди части современной ему молодежи. Таковы его стихотворения «Любовь», «Даешь изячную жизнь», «Письмо к любимой Молчанова», «Пиво и социализм», «Маруся отравилась» и др.

Темы сатиры Маяковского развиты и в его комедиях «Клоп» и «Баня». В «Клопе» изображен некий Присыпкин, переделавший «для изящества» свою фамилию в Пьера Скрипкина. «Бывший рабочий, ныне жених», он женился на девице Эльзевире Ре-несанс, маникюрше, «обстригшей бывшие присыпкинские когти».

Для предстоящего «красного бракосочетания» он закупает «красную ветчину», «красноголовые бутылки и красное прочее». В результате ряда фантастических событий Присыпкину удается в замороженном виде дожить до грядущего коммунистического общества.

Его размораживают, и люди будущего с удивлением рассматривают это «водкой питающееся млекопитающее». Однако он распространяет кругом себя болезнетворные бациллы алкоголизма, подхалимства и гитарно-романсовой чувствительности.

И Присыпкина как редчайший экземпляр «обывателиуса вульгарис» сообща с его неизменным спутником «клопусом нормалис» помещают в качестве экспоната в зоологический сад.

Вторая комедия Маяковского представляет собой острейшую сатиру на бюрократизм. «„Баня» — моет (просто стирает) бюрократов»,— писал Маяковский. Центральный герой пьесы — главначпупс (главный начальник по управлению согласованием) Победоносиков.

Он пытается уехать в изобретенной комсомольцами «машине времени» в будущее, в «коммунистический век». Он более того заготовил мандаты и командировочные удостоверения и выписывает суточные из «среднего расчета за 100 лет».

Но «машина времени рванулась вперед пятилетиями, удесятеренными шагами, унося рабочих и работающих и выплевывая Победоносикова и ему подобных».

Исключительно богат и многообразен набор.сатирических средств Маяковского. «Оружия любимейшего род» — так называл поэт свою отважную «кавалерию острот», чьи героические рейды были поистине неотразимы.

Излюбленный сатирический прием Маяковского — это крайний гиперболизм. Бесконечно гиперболизированное явление становится уже фантастическим. Этими фантастическими и гротескными гиперболами Маяковский пользовался ещё в своих ранних «Гимнах». Так, в «Гимне судье» мы читаем:

.. Глаза у судьи — пара жестянок мерцает в помойной яме.

Попал павлин оранжево-синий под око его строгий,

как
пост,—

и вылинял моментально павлиний великолепный хвост!

Вообще Маяковский неподражаем в искусстве шаржа — сатирического подчеркивания, сгущения обличаемых черт. Великолепным примером в этом отношении является стихотворение «6 монахинь»:

Трезвые,

чистые,

как раствор борной, сообща,

эскадроном, садятся есть. Пообедав, сообща

скрываются в уборной. Одна зевнула —

зевают шесть… Придешь ночью —

сидят и бормочут. Рассвет в розы —

бормочут стервозы! И днем,

и ночью, и в утра, и в полдни сидят

и бормочут,

дуры господни.

Более убийственную карикатуру на религиозное ханжество трудно себе представить.

Очень важную роль в сатирическом арсенале Маяковского играют литературные пародии. Превосходно использован пародированный пушкинский текст в поэме «Хорошо!».

Нежнейший поэтический дуэт Татьяны с няней разыгрывается воспылавшей страстью к Керенскому старушкой Кусковой («С чего это барышня сохнет и вянет? Молчит… но чувство, видать, велико») и «усатым нянем», «видавшим виды Пэ Эн Милюковым».

Остроумная пародия необычайно усиливает результат сатирического разоблачения. Такова остро жалящая сатира Маяковского, постоянно остроумная и оригинальная.

5 марта 1922 года в «Известиях» было напечатано стихотворение «Прозаседавшиеся». Спокойной иронией начинает Маяковский историю о начале рабочего дня «прозаседавшихся»: чуть свет спешат они в учреждения, чтобы отдаться во верх «дел бумажных».

Уже в начале второй строфы появляется образ просителя, «со времени она» обивающего пороги учреждения в надежде получить «аудиенцию» у его руководителя — неуловимого «товарища Ивана Ваныча», который без конца заседает.

Издеваясь над мнимо важными делами, решением которых занимаются Иван Ваныч и его подчиненные, Маяковский прибегает к гиперболе.

Их заботы — это вопрос об объединении Театрального отдела Наркомпроса с Главным менеджментом коннозаводства при Наркомземе (ТЕО и ГУКОН), вопрос о «покупке склянки чернил губкооперативом» и т. п.

Маяковский доводит гиперболу до гротеска: перед просителем, ворвавшимся на совещание, предстает страшная картина: он видит там сидящие «людей половины» и решает, что случилось ужасное злодеяние. Гротескный, т. е. комически ужасный характер картины, где изображены заседающие «людей половины», подчеркивается «спокойнейшим» отношением секретаря, считающего подобную ситуацию, от которой у бедного просителя «свихнулся разум», совершенно естественной:

В день

заседаний на двадцать

надо поспеть нам.

Поневоле приходится раздвоиться.

До пояса в этом месте,

а остальное

там.

Из повседневного употребления фразеологического оборота «не разорваться же мне надвое», переданного поэтом в буквальном смысле, становится ясным, как возникла эта комически ужасная картина.

«Спокойнейший» голосок секретаря не успокоил поэта-просителя, потому он не может уснуть и встречает рассвет следующего дня мечтой о таком заседании, которое искоренило бы все заседания.

И в этой мечте нет ни иронии, ни гиперболы, ни гротеска: как многие сатирические стихотворения Маяковского, «Прозаседавшиеся» заканчивается призывом покончить с тем злом, которое высмеяно в основной части стихотворения. Благодаря Маяковскому слово «прозаседавшиеся» стало нарицательным обозначением бессмысленной заседательской суеты.

Лев Кассиль рассказывает о том, как ненавистно было Маяковскому более того «наималейшее проявление бюрократического чванства», и приводит слова поэта об одном чинуше: «Раздобыл какую-то бумажку с печатью и уже опьянен ее властью… Особый бюрократический алкоголь.

От бумажки пьян. Ему уже бумажкой человека убить хочется». Эти слова злободневны, так как видишь таких же чинуш и на наших телеэкранах, и на страницах сегодняшних журналов и газет. Именно сатира Маяковского дает нам оружие против таких чинуш сегодняшнего дня.

Сочинение опубликовано: 17.05.2011 понравилось сочинение, краткое содержание, характеристика персонажа жми Ctrl+D сохрани, скопируй в закладки или вступай в группу чтобы не потерять!

Сатира в творчестве Маяковского

Источник: http://www.getsoch.net/satira-v-tvorchestve-mayakovskogo/

Ссылка на основную публикацию