Тема судьбы в романе м.ю. лермонтова «герой нашего времени»

Сочинение: Тема судьбы и ее развитие в романе М. Ю. Лермонтова “Герой нашего времени”

Для понимания характера главного персонажа романа Михаила Юрьевича Лермонтова “Герой нашего времени” Пе­чорина важное значение имеет тема судьбы. Сначала читатель знакомится с этим персонажем по рассказу Максима Макси­мыча (повесть “Бэла”).

Затем мы видим его глазами странству­ющего офицера (повесть “Максим Максимыч”.) И наконец, когда в руки этого офицера попадает “Журнал Печорина”, чи­татель может получить представление об этом загадочном и незаурядном человеке изнутри, из его собственного рассказа о себе.

Но еще прежде чем содержание журнала станет извест­ным читателю, мы узнаем, что автора дневника уже нет в жи­вых. Таким образом, знакомясь с “Журналом Печорина”, мы заранее видим его фигуру в трагическом ореоле.

Все связанные с ним события воспринимаются по-особому именно из-за его трагической судьбы.

“…Такова была моя участь с самого детства, – признаётся Печорин княжне Мери. – Все читали на моем лице признаки дурных чувств, которых не было; но их предполагали – и они родились. Я был скромен – меня обвиняли в лукавстве: я стал скрытен.

Я глубоко чувствовал добро и зло; никто меня не лас­кал, все оскорбляли: я стал злопамятен; я был угрюм, – другие дети веселы и болтливы; я чувствовал себя выше их, – меня ставили ниже. Я сделался завистлив.

Я был готов любить весь мир, – меня никто не понял:

и я выучился ненавидеть”. В этом признании Печорина звучит его убежденность в том, что все дурные качества его характера были предопределены судьбой, что не он сам, а другие сделали его таким, каков он есть.

По­хожее признание делает он и Максиму Максимычу: “…у меня несчастный характер: воспитание ли меня сделало таким, Бог ли так меня создал, не знаю; знаю только, что если я причиною несчастия других, то и сам не менее несчастлив”.

Такие мыс­ли Печорина можно расценить как попытку уйти от ответ­ственности за свои поступки, свалить их на эту самую судьбу.

Особенно остро тема судьбы поставлена в заключительной повести романа – “Фаталист”. В ней Печорин заключает пари со своим сослуживцем поручиком Вуличем о том, существует ли предопределение. Для того чтобы доказать свою точку зре­ния, Вулич подвергает себя смертельному риску – и остается жив.

Но Печорин, которому привиделся на лице Вулича “ка­кой-то странный отпечаток неизбежной судьбы”, предсказы­вает ему, что тот нынче же умрет.

И предсказание Печорина сбывается! Еще не зная об этом, он размышляет наедине с со­бой: “…были некогда люди премудрые, думавшие, что свети­ла небесные принимают участие в наших ничтожных спорах за клочок земли или за какие-нибудь вымышленные права!..

И что ж? эти лампады, зажженные, по их мнению, только для того, чтобы освещать их битвы и торжества, горят с прежним блеском, а их страсти и надежды давно угасли вместе с ними, как огонек, зажженный на краю леса беспечным странником! Но зато какую силу воли придавала им уверенность, что целое небо со своими бесчисленными жителями на них смотрит с участием, хотя немым, но неизменным!.. А мы, их жалкие по­томки, скитающиеся по земле без убеждений и гордости, без наслаждения и страха, кроме той невольной боязни, сжимаю­щей сердце при мысли о неизбежном конце, мы не способны более к великим жертвам ни для блага человечества, ни даже для собственного счастия, потому что знаем его невозможность и равнодушно переходим от сомнения к сомнению, как наши предки бросались от одного заблуждения к другому, не имея, как они, ни надежды, ни даже того неопределенного, хотя и истинного наслаждения, которое встречает душа во всякой борьбе с людьми или судьбою…” В этих словах намечено пони­мание того, что назначение человека в том, чтобы не смирять­ся, а бороться с собственной судьбой, другими словами, само­му создавать ее, а не быть фаталистом. И после гибели поручи­ка от руки пьяного казака Печорин, чтобы проверить себя, вызывается схватить убийцу, рискуя собственной жизнью. “По­добно Вуличу, я вздумал испытать судьбу”, – пишет он в сво­ем “Журнале”. И отчаянная храбрость Печорина помогает ему победить в схватке. Тем самым он избавил от опасности своих товарищей. И в этом его отличие от Вулича, чей поступок был безрассудным. Печорин же в данном случае вступил в поеди­нок с судьбой ради жизни других людей.

Однако, когда он рассказал о случившемся простодушно­му Максиму Максимычу, “который не любит метафизических прений”, тот, предположив совсем не мистическую причину случая с Вуличем (“…эти азиатские курки часто осекаются, если дурно смазаны или недовольно крепко прижмешь паль­цем”), заключает расхожим присловьем: “…видно, уж так у него на роду было написано!..” И роман заканчивается, застав­ляя читателя вновь и вновь размышлять над глубинами его содержания.

Глоссарий:

      • тема судьбы и случая в романе герой нашего времени
      • тема судьбы и случая в романе герой нашего времени сочинение
      • сочинение на тему судьбы и случая в романе герой нашего времени
      • тема судьбы в романе лермонтова герой нашего времени
      • сочинение тема судьбы и случая в романе герой нашего времени

(Пока оценок нет)

Источник: http://ege-essay.ru/sochinenie-tema-sudby-i-ee-razvitie-v-romane-m-yu-lermontova-geroj-nashego-vremeni/

Тема судьбы в романе М.Ю.Лермонтова Герой нашего времени Печорин и Вулич

Тема судьбы в романе М.Ю.Лермонтова «Герой нашего времени»: Печорин и Вулич.

Автор: Лермонтов М.Ю.

В судьбе каждого великого писателя есть некая тайна, вещие нелепости и совпадения, странные опасности, ловушки и предзнаменования М.Ю.Лермонтов не случайно написал рассказ «Фаталист», интересовался разного рода предсказаниями, приметами (вспомним падение Грушницкого перед дуэлью) и физиогномическими гаданиями Лафатера.

Этот «загадочный юноша» совершил, казалось бы, невозможное: своей личной волей продлил жизнь романтизма и одновременно создал произведения огромной реалистической силы и глубины, возродил русский роман («Герой нашего времени») и драму («Маскарад»), заставил уставших от романтических поэм «читателей выучить наизусть «Демона» и «Мцыри». Прав был критик В.П.

Боткин, с изумлением и восторгом писавший Белинскому: «Титанические силы были в душе этого человека!»

Вспомним один эпизод из «Фаталиста». Печорин в темноте наталкивается на что-то толстое и мягкое, но при этом неживое.

На дороге лежит свинья, которую разрубил шашкой пьяный казак, которого преследовали два других казака.

Среди ночи к Печорину прибегают с известием о том, что казак зарубил Вулича, а потом заперся в пустой хате и никому не удается выманить его оттуда. Среди собравшихся находится и мать убийцы.

Печорин готов испытать судьбу. Есаул отвлекает казака, и Печорин прыгает в окно дома. Раздается выстрел, промах, казак схвачен.

В этой сцене Печорин находит в себе силы бросить своего рода вызов судьбе.

Правда, вызов этот делается с опорой на точный расчет: кидаясь в окно хаты, где заперся казак-убийца, Печорин четко понимает, что его шансы увеличиваются и быстротой его действий, и тем, что убийцу отвлекает есаул.

Но расчет его основан и на предопределении: Печорину предсказали «смерть от злой жены», а тот, кому суждено быть повешенным, не утонет.

Фатализм, о котором Печорин говорит с иронией, — «были некогда люди премудрые, думавшие, что светила небесные принимают участие в наших ничтожных спорах…» — в конечном итоге подтверждается поведением Вулича. Но Печорин не был бы самим собой, если бы не произвел собственный эксперимент, бросившись в дом к вооруженному казаку, навстречу выстрелу..

Все эти события композиционно связаны и значительны Как значительны слова героя, где сложность его характера выражена отчетливо: «Я люблю сомневаться во всем; это расположение ума не мешает решительности характера — напротив, что до меня касается, то я всегда смелее иду вперед, когда не знаю, что меня ожидает. Ведь хуже смерти ничего не случится — а смерти не минуешь!»

Надо сказать, что Лермонтова не зря сравнивали с Печориным. Он сомневался в справедливости тех социальных форм, по которым жило российское общество. Нападая на современников, он нападал и на себя самого, каким он был, пока шел со всеми по одной дороге.

Поручик Вулич имел «вид существа особенного, неспособного делиться мыслями и страстями с теми, которых судьба дала ему в товарищи». Именно он практически, при помощи заряженного пистолета доказывает Печорину предопределенность судьбы.

Это не аргумент в пользу фатализма Вулича, а просто часть его жизненной философии. У Печорина же органично сливаются две противоречащие друг другу установки. Первая из них — «человек предполагает, а Бог располагает», вторая — «под лежачий камень вода не течет».

Борьба с предопределением идет с помощью его самого.

Это равновесие, впрочем, очень шаткое, недаром роман заканчивается не мимолетным, а все нарастающим ощущением большого вопроса, ответ на который здесь, в этой жизни, вряд ли найдется.

Неоднозначность характера Печорина, противоречивость этого образа выявлялись не только в исследовании его духовного мира, но и в соотнесении героя с остальными персонажами; загадочный, ни на кого не похожий Печорин становится более или менее типичным человеком своего времени, в его облике и поведении обнаруживаются общие закономерности.

И все же загадка не исчезает, «странности» остаются. Вот, например, глаза Печорина «не смеялись, когда он смеялся». Это «признак или злого нрава, или глубокой постоянной грусти». Можно поразиться их блеску, «то был блеск, подобный блеску гладкой стали, ослепительный, но холодный»; можно поежиться от «проницательного, тяжелого» взгляда…

Лермонтов показал Печорина как человека неординарного, умного, сильного волей, храброго. Кроме того, его отличает постоянное стремление к действию: Печорин не может удержаться на одном месте, в окружении одних и тех же людей.

Не от этого ли он не может быть счастлив ни с одной женщиной? Печорин сам себе создает приключения, активно вмешиваясь в судьбу и жизнь окружающих, меняя ход вещей таким образом, что это приводит к взрыву, к столкновению.

Он вносит в жизни людей свою отчужденность, свою тягу к разрушению.

Лермонтов не стремился вынести нравственный приговор Вуличу или Печорину. Он лишь с огромной силой показал все бездны человеческой души, лишенной веры, проникнутой скептицизмом и разочарованием.

Источник: https://botanim.ru/content/tema-sudbyi-v-romane-myulermontova-geroj-nashego-v-912.html

Тема судьбы в романе “Герой нашего времени” М. Ю. Лермонтова (1)

Печально я гляжу на наше поколенье! Его грядущее – иль пусто, иль темно, Меж тем, под бременем познанья и сомненья, В бездействии состарится оно. М. Ю.

Лермонтов Роман Лермонтова “Герой нашего времени” создан в эпоху, которая вызвала в жизни целую галерею образов, долгие годы привычно называемых критиками “лишними людьми”. По словам Белинского Печорин – Онегин своего времени. Попробуем разобраться, были ли такими лишними Онегин и Печорин.

Лермонтов изобразил судьбу Печорина очень трагичной; в его душе заключены “необъятные силы”, но ведь на его совести много зла. Автор рисует своего героя жадно ищущим приложения своим незаурядным способностям, “необъятным душевным силам”.

Его характер настолько противоречив, что читателю сложно понять, о чем же в действительности мыслит, что чувствует Печорин.

Внутренний мир Печорина очень сложен: его не в состоянии постигнуть ни прекрасная “дикарка” Бэла, ни добросердечный Максим Максимыч, который не понимает глубины страданий офицера после гибели Бэлы: “Его лицо ничего ни выражало особенного, и мне стало досадно: я бы на его месте умер с горя.” И лишь потому, что Печорин был долго нездоров и исхудал, мы понимаем о подлинной силе переживаний Григория Александровича.

Прохладное отношение ко встрече со старым приятелем привело к тому, что МаксимМаксимыч стал упрямым и сварливым. Офицер-рассказчик догадывается, что поведение Печорина не является проявлением духовной пустоты и эгоизма.

Особое внимание следует обратить на глаза, которые не смеялись, когда смеялся он. “Это признак или злого права, или глубокой постоянной грусти.” Я считаю, что это, конечно, тоска.

Тоска по тому, что не находит Григорий Александрович достойного применения своим незаурядным способностям.

Бесспорно, Печорин испытывает страх, к сожалению, не беспочвенный, а вполне обоснованный страх: он чувствует себя одиноким в этом мире, никому ненужным и абсолютно бесполезным, я бы даже сказал “маленьким”, да, порой он ощущает себя именно “маленьким” из-за того, что нет применения его силы.

Читайте также:  Разные программы курсов английского: в чем отличие?

В принципе, Григорий, вопреки собственным убеждениям, способен к искреннему, большому чувству, но его любовь очень сложна, как и все в нем.

Так чувство к Вере с новой силой пробуждается лишь тогда, когда возникает опасность навсегда потерять ту единственную женщину, которая его поняла, совершенно поняла! “При возможности потерять ее навеки Вера стала для меня дороже всего на свете – дороже жизни, чести, счастья!” – признается он. Загнав коня на пути в Пятигорск, Печорин “упал на траву и, как ребенок, заплакал”.

Вот она – сила чувств! Любовь его высока, но трагична для него самого и губительна для тех, кто его любит. На мой взгляд, “Герой нашего времени” – одна из первых попыток создания в русской литературе психологического реалистического романа.

Цель, замысел Лермонтова – показать современного ему человека, его психологию, его характер, как сам автор отмечает, “… портрет, составленный из пороков нашего поколения, в полном их развитии”.

Для того, чтобы воплотить свой замысел, суметь более полно и точно раскрыть характер героя, писатель использует необычное композиционное построение романа: здесь нарушена хронологическая последовательность событий.

Этот роман представляет собой как бы сплав различных жанров, уже освоенных русской прозой: здесь мы встречаем и путевые заметки, и светскую повесть, и дневник-исповедь – излюбленный прием романтиков. Характер, внутренний мир Печорина очень точно отображены в его дневнике, читая исповедь, мы можем прочувствовать истинные переживания героя.

Первой в “Журнале Печорина” является повесть “Тамань”, в которой уже намечены основные мотивы: стремление к активной деятельности, любопытство, которое толкало его ставить “эксперименты” над собой и окружающими, вмешиваться в чужие дела, его безрассудная храбрость и романтическое мироощущение.

В романе “Герой нашего времени” Печорин – одинокий странник, который не может сидеть на месте: “… а он, мятежный, просит бури… ” Сам автор также выступает одиноким странником. Печорин говорит о своей судьбе: “Я был готов любить весь мир,- меня никто не любил, я выучился ненавидеть.” Сама жизнь убила в нем любовь, стерев грань между добром и злом.

Лермонтов описывает в Печорине стремление к чему-то светлому, видимо, порождая в нем такую привлекательную особенность, как любовь к природе. Просто созерцание красоты и гармонии природы ему недостаточно, ведь он натура активная, не может остановиться на этом. Попробуем проследить за некоторыми чертами характера Печорина при встрече его с Максимом Максимычем.

“Тоненький, беленький… ” офицер приехал на службу, его встретил человек с “чудесной душой” и “золотым сердцем” – Максим Максимыч. Штабс-капитан очень привязался к Печорину, полюбил его, даже имя Григорий Александрович доставляло ему наслаждение и умиление. Мы чувствуем заботу и нежность, волнение и искреннюю дружбу со стороны Максима Максимыча.

А что же Печорин? Он один единственный раз приподнимает завесу со своей жизни – “Моя душа испорчена светом, воображение, беспокойное сердце ненасытное” – прозвучало его признание Максиму Максимычу. При второй встрече Печорин прохладно, по мнению Максима Максимыча, встретил его, но, на мой взгляд, Печорин просто является обладателем очень своеобразного характера, который умело изобразил в своем романе Лермонтов. Григорий Александрович умел спрятать свои чувства далеко-далеко, в себя, не демонстрировать свои эмоции. Он слишком хорошо скрывает свои чувства, принося тем самым боль и отчаяние тем, кто его любит; на мой взгляд, это еще одна проблема, которая негативно влияет на его жизнь; он понимает это.

Своим романом автор хотел вывести молодежь на путь борьбы, говоря ей: “Как жизнь скучна, когда боренья нет!” Чтобы подчеркнуть типичность образа Печорина для России, Лермонтов называет свой роман “Герой нашего времени”. Спустя многие годы, это произведение не утратило своей актуальности, поскольку и сейчас на нашей земле живут подобные Печорину люди с таким непонятным, неординарным характером.

(No Ratings Yet)
Loading…

Поетичне мистецтво читати повністю.

Ви зараз читаєте: Тема судьбы в романе “Герой нашего времени” М. Ю. Лермонтова (1)Богдан Шаповал – А десь далеко падають дощі »

Источник: http://ukr-lit.com/tema-sudby-v-romane-geroj-nashego-vremeni-m-yu-lermontova-1/

Тема судьбы в романе М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»

Роман М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» явился читателям в качестве зеркального отражения эпохи и ее «пороков», собирательный образ которых представлен в лице главного героя – Григория Александровича Печорина.

   Переходя непосредственно к теме судьбы в романе, считаю необходимым хотя бы коротко обрисовать центральный образ – Печорина, с помощью которого раскрывается данная смысловая линия.    Наиболее полный и конкретный психологический портрет главного героя произведения представлен в главе «Максим Максимыч».

Лермонтов рисует крайне неоднозначную личность, в которой гармонично сочетаются такие черты, как необычайная тонкость души, незаурядность личности, необыкновенно острый ум и в то же время, как ни странно, крайний индивидуализм, нездоровое честолюбие, отсутствие душевной простоты и даже «демонизм».

Необходимо также отметить, что все грани характера Печорина имеют в своей основе не наносной, а истинный, почти природный характер.    Григорий Александрович Печорин противопоставляет себя, свою собственную возможность управлять жизнью силам судьбы. И именно в этой борьбе раскрывается тема судьбы в романе.

Черты характера Печорина обусловливают то, что он категорически отказывается верить в предопределенность событий, происходящих в жизни. Будучи убежденным эгоцентристом, он абсолютно уверен, что сам вершит свою судьбу, планирует собственную жизнь.

Одной из проблем, раскрывающихся в рамках темы судьбы, является постоянное своевольное вмешательство Печорина в жизни окружающих его людей. Такое вторжение в частную жизнь является скрытым способом самореализации главного героя.

   Так, например, в главе «Бэла» ценой прихоти Печорина стали не только жизнь «княжеской дочери», но и судьбы многих других героев, таких как Азамат, Казбич, отец Бэлы.

Не случайно Бэла перед смертью думает о том, что не встретит своего возлюбленного в раю. Сцена предсмертных мук героини отражает беспомощность Печорина перед лицом сил судьбы.

Он смог одержать крохотную победу – влюбить в себя Бэлу, но вот удержать ее жизнь, которую сама девушка доверила ему, Печорин не смог.

   В главе «Максим Максимыч», которая в хронологическом ряду глав стоит последней, мы видим встречу двух старых приятелей, а именно самого Максима Максимыча и Печорина, но, учитывая сдержанность и даже некоторую холодность Григория Александровича, очень сложно охарактеризовать их отношения как дружбу, хотя реакция второго отчетливо дает понять, что человека ближе и роднее для него не существует. И в очередной раз Печорин надламывает чужую жизнь, но в этот раз уже по причине ощущения собственной потерянности, бессмысленности собственного бытия. Что касается главы «Тамань», то это, пожалуй, самая загадочная часть романа «Герой нашего времени». Когда читаешь эту главу, остается множество вопросов. Зачем Печорин пошел за слепым? Что его потянуло ночью на берег? И, наконец, какое ему дело до занятий окружающих? Но, вспомнив о характерных чертах Печорина, указанных ранее, быстро находишь ответы. Простое эгоистическое любопытство героя впоследствии разрушило «мирный круг честных контрабандистов». В этой главе Печорин впервые признается в том, что в данном случае он сам был во власти судьбы, а не просто действовал под влиянием обстоятельств: «Как камень, брошенный в гладкий источник, я встревожил их спокойствие и, как камень, едва сам не пошел ко дну!»    В главе «Княжна Мери» тема судьбы наиболее полно раскрывается в сцене дуэли Печорина и Грушницкого. Главный герой романа идет на схватку не с человеком, а с философско-религиозным убеждением. В данном случае ценой его крайне глупой самоуверенности могла стать его собственная жизнь. Однако стремление к самореализации заставляет Печорина забыть о здравом смысле. В очередной раз пытаясь доказать единоличную власть над своей жизнью, он убивает человека. Но Грушницкий далеко не единственный человек, чью жизнь обрывает Печорин в этой главе. Григорий Александрович также становится демоном для очаровательной Мери, которую герой влюбляет в себя ради самоутверждения. И, наконец, последняя по счету глава романа, но далеко не последняя по степени важности – «Фаталист». Само название говорит о том, что тема судьбы будет основной для этой части. Центральный образ главы – поручик Вулич – погибает из-за бессмысленной игры со смертью и слепой веры в предопределение. Его смелость граничит с безрассудством, а инстинкт самосохранения, кажется, и вовсе отсутствует. Но и Печорин в этой главе не упускает шанса помериться силами с судьбой, когда врывается в дом, где сидит вооруженный казак-убийца.

   Итак, несомненно, в романе присутствуют моменты триумфа Печорина над предопределенностью, но победа в поединке героя с судьбой все же остается за вторым участником схватки. И ярким доказательством этого является смерть Григория Александровича Печорина «где-то в Персии».

.Найти или скачать Тема судьбы в романе М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»

© 2010-2018 «Cwetochki.ru»

Источник: https://cwetochki.ru/post-Tema-sudbyi-v-romane-M-YU-Lermontova-Geroy-nashego-vremeni-23588.html

Сочинение: Тема судьбы и ее развитие в романе М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»

Для понимания характера главного персонажа романа Михаила Юрьевича Лермонтова «Герой нашего времени» Пе­чорина важное значение имеет тема судьбы. Сначала читатель знакомится с этим персонажем по рассказу Максима Макси­мыча (повесть «Бэла»).

Затем мы видим его глазами странству­ющего офицера (повесть «Максим Максимыч».) И наконец, когда в руки этого офицера попадает «Журнал Печорина», чи­татель может получить представление об этом загадочном и незаурядном человеке изнутри, из его собственного рассказа о себе.

Но еще прежде чем содержание журнала станет извест­ным читателю, мы узнаем, что автора дневника уже нет в жи­вых. Таким образом, знакомясь с «Журналом Печорина», мы заранее видим его фигуру в трагическом ореоле.

Все связанные с ним события воспринимаются по-особому именно из-за его трагической судьбы.

«…Такова была моя участь с самого детства, — признаётся Печорин княжне Мери. — Все читали на моем лице признаки дурных чувств, которых не было; но их предполагали — и они родились. Я был скромен — меня обвиняли в лукавстве: я стал скрытен.

Я глубоко чувствовал добро и зло; никто меня не лас­кал, все оскорбляли: я стал злопамятен; я был угрюм, — другие дети веселы и болтливы; я чувствовал себя выше их, — меня ставили ниже. Я сделался завистлив. Я был готов любить весь мир, — меня никто не понял: и я выучился ненавидеть».

В этом признании Печорина звучит его убежденность в том, что все дурные качества его характера были предопределены судьбой, что не он сам, а другие сделали его таким, каков он есть.

По­хожее признание делает он и Максиму Максимычу: «…у меня несчастный характер: воспитание ли меня сделало таким, Бог ли так меня создал, не знаю; знаю только, что если я причиною несчастия других, то и сам не менее несчастлив». Такие мыс­ли Печорина можно расценить как попытку уйти от ответ­ственности за свои поступки, свалить их на эту самую судьбу.

Особенно остро тема судьбы поставлена в заключительной повести романа — «Фаталист». В ней Печорин заключает пари со своим сослуживцем поручиком Вуличем о том, существует ли предопределение. Для того чтобы доказать свою точку зре­ния, Вулич подвергает себя смертельному риску — и остается жив.

Но Печорин, которому привиделся на лице Вулича «ка­кой-то странный отпечаток неизбежной судьбы», предсказы­вает ему, что тот нынче же умрет.

И предсказание Печорина сбывается! Еще не зная об этом, он размышляет наедине с со­бой: «…были некогда люди премудрые, думавшие, что свети­ла небесные принимают участие в наших ничтожных спорах за клочок земли или за какие-нибудь вымышленные права!..

И что ж? эти лампады, зажженные, по их мнению, только для того, чтобы освещать их битвы и торжества, горят с прежним блеском, а их страсти и надежды давно угасли вместе с ними, как огонек, зажженный на краю леса беспечным странником! Но зато какую силу воли придавала им уверенность, что целое небо со своими бесчисленными жителями на них смотрит с участием, хотя немым, но неизменным!.. А мы, их жалкие по­томки, скитающиеся по земле без убеждений и гордости, без наслаждения и страха, кроме той невольной боязни, сжимаю­щей сердце при мысли о неизбежном конце, мы не способны более к великим жертвам ни для блага человечества, ни даже для собственного счастия, потому что знаем его невозможность и равнодушно переходим от сомнения к сомнению, как наши предки бросались от одного заблуждения к другому, не имея, как они, ни надежды, ни даже того неопределенного, хотя и истинного наслаждения, которое встречает душа во всякой борьбе с людьми или судьбою…» В этих словах намечено пони­мание того, что назначение человека в том, чтобы не смирять­ся, а бороться с собственной судьбой, другими словами, само­му создавать ее, а не быть фаталистом. И после гибели поручи­ка от руки пьяного казака Печорин, чтобы проверить себя, вызывается схватить убийцу, рискуя собственной жизнью. «По­добно Вуличу, я вздумал испытать судьбу», — пишет он в сво­ем «Журнале». И отчаянная храбрость Печорина помогает ему победить в схватке. Тем самым он избавил от опасности своих товарищей. И в этом его отличие от Вулича, чей поступок был безрассудным. Печорин же в данном случае вступил в поеди­нок с судьбой ради жизни других людей.

Однако, когда он рассказал о случившемся простодушно­му Максиму Максимычу, «который не любит метафизических прений», тот, предположив совсем не мистическую причину случая с Вуличем («…эти азиатские курки часто осекаются, если дурно смазаны или недовольно крепко прижмешь паль­цем»), заключает расхожим присловьем: «…видно, уж так у него на роду было написано!..» И роман заканчивается, застав­ляя читателя вновь и вновь размышлять над глубинами его содержания.

Читайте также:  Сочинения в формате огэ, 2017

На этой странице искали :

  • тема судьбы и случая в романе герой нашего времени
  • тема судьбы и случая в романе герой нашего времени сочинение
  • сочинение на тему судьбы и случая в романе герой нашего времени
  • тема судьбы в романе лермонтова герой нашего времени
  • сочинение тема судьбы и случая в романе герой нашего времени

Сохрани к себе на стену!

Источник: http://vsesochineniya.ru/sochinenie-tema-sudby-i-ee-razvitie-v-romane-m-yu-lermontova-geroj-nashego-vremeni.html

Тема судьбы в романе М.Ю.Лермонтова «Герой нашего времени». — ПРОЗА ру.ком — портал русской прозы

Слово «судьба» на страницах романа встречается очень часто. Возможно, объяснение этому заключается в том, что на героя оказало воздействие одно странное предсказание. Оно повлияло на восприятие мира главным героем, вообще на всю его жизнь.

Когда Печорин был ребёнком, гадалка сказала его матери, что сыну на роду написана смерть от злой жены. Герой пишет в дневнике, что в душе его тогда «родилось непреодолимое отвращение к женитьбе».

Став взрослым, он не раз доказывал, что «свободы своей не продаст», что готов избегать семейного счастья, даже если жизнь и честь придётся поставить на карту.

Странная противоречивость души Печорина просматривается во всём: он не хочет смерти «от злой жены», но готов потерять жизнь в любой момент, не дорожит нисколько этой самой жизнью, постоянно рискуя ею.

Герой не раз размышляет о том, почему не принёс никому счастья: «Неужели моё единственное назначение на земле – разрушать чужие надежды? Судьба как-то всегда приводила меня к развязке чужих драм…, невольно я разыгрывал жалкую роль палача или предателя. Какую цель имела на это судьба?»

Конечно, Печорин понимал, что не в судьбе дело, что нельзя оправдывать свои поступки, свой характер влиянием каких-то таинственных сил.

Он не раз иронизировал по этому поводу: «Видно, было написано на небесах, что в эту ночь я не высплюсь» (то есть в ночь, когда был убит Вулич).

Действительно, смешно предполагать, что властителям судеб на небесах больше и делать нечего, как только мешать выспаться офицеру после карточной игры.

Чуть ранее, в главе «Фаталист», Печорин в споре с Вуличем утверждал, что не верит в предопределение, в то, что всё в жизни человека заранее расписано кем-то свыше. Известно также убеждение Печорина, как приятно испытывать чувство наслаждения, «которое встречает душа во всякой борьбе с людьми или с судьбой».

Многое в своей жизни герой объясняет сам. Например, он видел, как развивается чувство Грушницкого (влюблённость в Мери), как неопытность и наивность разжигают в сердце юноши надежды на взаимность в любви, и при этом Печорин потирает руки, готовясь всё разрушить: «О развязке этой комедии мы похлопочем. Явно судьба заботится о том, чтобы мне не было скучно».

«Причём здесь судьба?» – подумают многие. И действительно, дело не в судьбе, а в качествах личности. Печорин так воспитан. Сам ли он виноват, или постарались те, кто был рядом и повлиял на формирование его характера, но человек этот завистлив, эгоистичен, самолюбив, способен на недостойные поступки, интриги, он бывает жесток. Иногда ему делается грустно, но это быстро проходит.

Гибель Бэлы повлияла на Печорина, он «долго был нездоров, исхудал», однако в своих размышлениях оправдывает собственную прихоть (украсть Бэлу и приобрести «игрушку» себе в утешение) тем, что надеялся: «…она ангел, посланный сострадательной судьбой». Значит, к нему судьба сострадательна, а к юной, ни в чём не повинной девушке – нет. Но, как оказалось, герой в очередной раз ошибся, зря надеялся на спасение от хандры с помощью Бэлы, потому и так быстро разочаровался в ней.

Хороша ошибка, перечеркнувшая человеческую жизнь! И опять судьба… Печорин всякий раз заговаривает о судьбе, когда нужно «прикрыть» свой отвратительный эгоизм, приносящий несчастье тем, кого «судьба свела» с ним.

Популярность: 4%

Страницы: 1 2

http://prozaru.com/2015/01/geroy-nashego-vremeni/

Источник: http://prozaru.com/2015/01/geroy-nashego-vremeni/

Тема судьбы (Печорин и Вулич в романе М. Лермонтова «Герой нашего времени»)

Роман М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» состоит из пяти самостоятельных глав. Заключитель­ная глава называется «Фаталист». О событиях, про­изошедших в ней, рассказывает сам герой — Печо­рин. Находясь «в казачьей станице на левом фланге», Григорий Александрович знакомится с поручиком Вуличем.

Печорин так описывает его «Высокий рост и смуглый цвет лица, черные волосы, черные прони­цательные глаза, большой, но правильный нос, при­надлежность его нации, печальная и холодная улыбка, вечно блуждавшая на губах его,— все это будто со­гласовалось для того, чтоб придать ему вид существа особенного, неспособного делиться мыслями и стра­стями с теми, которых судьба дала ему в товарищи».

Однажды, в один из вечеров, офицеры затеяли раз­говор о том, «что мусульманское поверье, будто судь­ба человека написана на небесах, находит и между. христианами… многих поклонников». Поручик Ву­лич решил разрешить спор, проверив на себе предо­пределение судьбы: «Господа,…

я вам предлагаю ис­пробовать на себе, может ли человек своевольно рас­полагать своею жизнию, или каждому из нас заранее назначена роковая минута» Все отказались и, воз­можно, этот разговор ничем бы и закончился, если бы Печорин не предложил пари, утверждая, что нет пре­допределения.. Он высыпал «на стол десятка два чер­вонцев».

Вулич поддержал условия и «наудачу снял с гвоздя один из разнокалиберных пистолетов…». Пе­чорину казалось, что он читает «печать смерти на бледном лице» поручика, и он сказал ему об этом. Ву­лич сохранял спокойствие. Офицеры же заключали новые пари.

И вот — кульминационный момент: «ды­хание у всех остановилось, все глаза, выражая страх и какое-то неопределенное любопытство, бегали от пис­толета к роковому тузу, который, трепеща на воздухе, опускался медленно; в ту минуту, как он коснулся стола, Вулич спустил курок…

осечка!» Конечно, были предположения, что пистолет не был заряжен, на что Вулич, не перезаряжая оружия, выстрелил еще раз и пробил фуражку. Вулич остался доволен своим экспе­риментом, а вот Печорина не покидает мысль о том, что поручик непременно должен «нынче умереть».

И предчувствия не обманули нашего героя: Вулич был зарезан той же ночью пьяным казаком. Возмож­но, все бы и обошлось, если бы сам Вулич не заговорил с обезумевшим казаком. Уже умирая, Вулич убедился в справедливости предсказания Печорина. Видно, ему было суждено умереть, но не от пули, а сабли со­всем незнакомого казака.

Я думаю, что сам Печорин верил в судьбу (ведь он поверил в гадание, предсказавшее смерть ему «от злой жены», после чего он испытывал «непреодоли­мое отвращение к женитьбе»), но постоянно испыты­вал ее.

Создается впечатление, что герой даже ищет смерти (дуэль с Грушницким). В очередной раз он «вздумал испытать судьбу», когда решился захватить того самого казака, запершегося в сарае.

На этот раз судьба была благосклонна к Печорину: пуля, выпу­щенная казаком, сорвала эполет, не причинив вреда герою.

Я считаю, что иногда нужно полагаться на свою судьбу, но не стоит испытывать ее; а если в жизни по­стигло несчастье, не стоит опускать руки, считая, что все уже предопределено и ничего нельзя изменить. Ведь по большому счету каждый человек — кузнец своего счастья.

Источник: http://5litra.ru/soch/104-tema-sudby-pechorin-i-vulich-v-romane-m.html

Тема судьбы в романе Герой нашего времени Лермонтова сочинение

В русской литературе роман М.Ю. Лермонтова занимает важное место. Великолепно написанный, он ставит и раскрывает множество актуальных и по настоящий момент проблем. Одной из них является распространённая в романтической традиции тема судьбы. Предопределенность человеческого пути, возможность изменять обстоятельства жизни, оказывать влияние на других людей занимает умы читателей.

Каждая из частей романа показывает какую-либо сторону проявления судьбы. Размышления Печорина о самом себе приводят его к мысли, что его характер и отношение к жизни сформированы внешними условиями. Он – жертва фатума, вынужден становиться тем, кто он есть под давлением обстоятельств.

Герой убежден, что «дурные чувства» родились в нем оттого, что окружающие их предполагали. Скромность, эмоциональность, открытость миру и при этом несколько угрюмый характер превратились в скрытность, злопамятность, завистливость, ненависть и мизантропию.

В этом герой видит своего рода победу злого рока, и этим объясняет свою жизненную позицию: «я стал топором в руках судьбы». Таким образом он находит оправдание своим поступкам, своему стремлению вмешиваться в жизнь людей и оказывать на них влияние. Он чувствует себя «камнем, нарушающим спокойствие гладкого источника».

Но сила внутреннего духа, незаурядность характера Григория Александровича Печорина не дают ему смириться с таким положением дел, формируют противоречивое желание противостоять судьбе, одолеть ее, стать полным хозяином своей жизни.

Этот диссонанс по-разному проявляется в каждой из глав романа. В главе «Максим Максимыч» он описывает действие и противодействие судьбе, становление характера под влиянием обстоятельств и изменение обстоятельств силой характера.

Демонстрацией отношений судьбы и человека можно считать происшествия, описанные в главах «Бэла», «Княжна Мери», «Тамань». Герой выступает и как орудие судьбы, и как человек, ей сопротивляющийся и ее меняющий. Результатом становятся трагические события, смерть персонажей, их глубокие душевные страдания.

Есть некоторая ирония в победе судьбы, она представлена силой, сопротивление которой бесполезно.

Наиболее ярко эта идея раскрыта в главе «Фаталист». Ассоциация и метафора довольно прозрачна: игроки и крупье – Судьба. И именно от нее зависит расклад и выигрыш. Осечка пистолета в компании при игре в «русскую рулетку» и буйство пьяницы, вооруженного шашкой, убившего в итоге Вулича, выигравшего первый «тур». Рок властвует над миром.

Судьба играет людьми, ставит их в определенные условия, но и дает альтернативы развития событий. Проблема выбора пути – способ взаимодействия с судьбой. Именно об этом роман заставляет размышлять читателя.

Читайте также:  День смеха в школе

Также читают:

← Чем меня привлекает Мцыри? ← Сравнительная характеристика Печорина и Грушницкого↑ ЛермонтовСравнительная характеристика Печорин и Максим Максимыч → Образ потерянного поколения в романе Герой нашего времени →

  • Сочинение по рассказу Богомолова ИванВо время Великой Отечественной войны детство всех детей закончилось. История повествует далеко не об одном ребенке-герое, который защищал себя, свою семью, родную землю. У них не было выбора.
  • Характеристика и образ Карандышева в пьесе Островского Бесприданница сочинениеОдним из основных персонажей произведения является Юлий Капитоныч Карандышев, официальный жених главной героини пьесы Ларисы Дмитриевны Огудаловой.
  • Сочинение по картине Лоси Степанова 2 классНа картине изображен один из холодных зимних дней. Хмурое и неприветливое пасмурное небо нависает над полем, местами покрытым пожухлой прошлогодней травой, одинокими деревьями и снегом
  • Сочинение на тему Юбилей школыЛично я думаю, что юбилей школы – это, действительно, важный праздник. Ля всех, кто тут работает (не только учителя), учится, а ещё для родителей, для жителей района. Школа – по-своему, центр жизни!
  • Характеристика и образ Васьки Пепла в пьесе На дне Горького сочинениеВаська Пепел – молодой человек, от природы обладающий такими качествами, как доброта, мягкость и жизнерадостность. Ему всего 28 лет, и казалось бы, у него впереди вся жизнь

Источник: https://sochinimka.ru/sochinenie/po-literature/lermontov/tema-sudby-v-romane-geroj-nashego-vremeni

Тема судьбы в романе М.Ю.Лермонтова «Герой нашего времени»: Печорин и Вулич

Автор: Лермонтов М.Ю.

Весь роман М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» можно назвать фатальным. Но только последняя глава называется «Фаталист». Вообще, не одна из глав всего произведения не связана с другой, и в этом тоже можно усмотреть некую фатальность.

Печорин проживает как будто множество жизней: в «Бэле» похищает Бэлу, в «Княжне Мери» убивает Грушницкого, а в «Фаталисте» сам оказывается на волосок от смерти. Но эта несвязанность видна только на первый взгляд.

Замысел всего романа таков, что показывает нам Печорина в разных ситуациях и в разных местах, во взаимоотношениях с разными людьми. Где-то он находит себе подобных, где-то полных антиподов.

В «Фаталисте» Лермонтов сталкивает Печорина с Вуличем. Вулич – страстный игрок, немногословен и «никому не поверяет своих душевных тайн». Мы видим, что даже в пылу сражения он не изменяет своей страсти и продолжает играть, как будто сидит за карточным столом.

Печорин – это «лишний человек», так условились называть его литературоведы, это и понятно, он скитается по свету и нигде не находит себе пристанища. В «Фаталисте» чувства отверженности его проявляются наиболее остро.

Непонятно, кого здесь считать фаталистом, самого Печорина или Вулича, решившего поставить ужасный эксперимент и проверить правильность мусульманского поверья. В чем-то они, эти два фаталиста, похожи.

Вначале главы Печорин, однако, поддерживает пари Вулича просто из любопытства, он ни на минуту не верит в какие-то старые приметы, тем более в мусульманские поверья, ведь сам он православный. Но вот неожиданная смерть Вулича.

Заставляет ли она его раскаяться в своем неверии: «Я люблю сомневаться во всем: это расположение ума не мешает решительности характера — напротив, что до меня касается, то я всегда смелее иду вперед, когда не знаю, что меня ожидает.

Ведь хуже смерти ничего не

случится — а смерти не минуешь!» — говорит он после страшного события, и это все после того, как сам же он вечером перед этим предрек Вуличу скорую смерть.

Что фатальнее верить в смерть или не верить в нее? И кто больший фаталист, Печорин и Вулич с пистолетом у виска? Такова проблематика заявленной главы.

Вулич решает проверить себя и смерть на прочность. Выражение «чему быть, того не миновать» прочно вошло в нашу нелегкую действительность и стало поговоркой, а Вулич осмелился вести опасные игры с жизнью.

Автор, а вместе с ним и Печорин, понимает, что человеку уже заглянувшему в глаза смерти, нет места на этом свете. Если он решился на такой поступок, значит, мало что его связывает с этим миром. И это даже не простая отвага.

В комнате, где все это происходило, было много военных, храбрых офицеров, видевших смерть не раз, но не один из них не отважился сыграть в русскую рулетку: «Вы хотите доказательств: я вам предлагаю испробовать на себе, может ли человек своевольно располагать своею жизнью, или каждому из нас заранее назначена роковая минута… Кому угодно? — Не мне, не мне! — раздалось со всех сторон, — вот чудак! придет же в голову!..»

Не нужно проверять это поверье, чтобы убедиться в том, что человек смертен, причем внезапно смертен. Не случайно в эпизод введен случай со свиньей, которая случайно умерла от шашки пьяного офицера. Что жизнь! Любой может просто так вот умереть, как это бедное животное, причем умереть внезапно, во цвете лет. Что и происходит в тот же вечер с Вуличем. Он искал смерти, он ее и получил.

Обратимся теперь к Печорину, который, как уже стало понятно, тоже фаталист. Он, конечно, не верит в сказки, но и над ним тяготеет рок.

Мы знаем из романа, что он воевал, причем воевал не потому, что был убежден, что так нужно, а просто от скуки, оттого, что нечем ему было более заняться, мы помним и его дуэль с Грушницким, тогда он тоже был на волосок от смерти, почему же тогда он считает вместе со всеми, что выходка Вулича – это всего лишь блажь? Да, Печорин сам постоянно живет с пистолетом у виска. Знаменательны в этом смысле его рассуждения дорогой домой после инцидента за картами. Он идет лунной дорогой и, размышляя, обращается к звездам, как будто только они и могут его понять: «мы, их жалкие потомки, скитающиеся по земле без убеждений и гордости, без наслаждения и страха, кроме той невольной боязни, сжимающей сердце при мысли о неизбежном конце, мы не способны более к великим жертвам ни для блага человечества, ни даже для собственного счастия, потому знаем его невозможность и равнодушно переходим от сомнения к сомнению, как наши предки бросались от одного заблуждения к другому, не имея, как они, ни надежды, ни даже того неопределенного, хотя и истинного наслаждения, которое встречает душа во всякой борьбе с людьми или судьбою…»

И, действительно, что изменилось на свете оттого, что умер Вулич? Что изменилось оттого, что погиб он не в честном бою, а как обычный человек, зарубленный в пьяной драке? Мир не перевернулся.

Останься жить Вулич и пойди он на войну, он убил бы много врагов, значит, для кого-то жизнь Вулича тоже была бы фатальной. А для Вулича оказался фатальным пьяный офицер, не заснувший, разморенный винными порами, а начавший буянить. Получается, поверье-то правильное.

И вот уже Печорин, так же как Вулич направлял себе пистолет в лоб, лезет в дом, где заперся убийца. Или Печорин думает, что бессмертен? Конечно, нет.

Здесь важно понимать один момент. Вулич и Печорин не дорожат своими жизнями, однако, Вулич решает убить себя физически, его игру с пистолетом иначе как самоубийством не назовешь, а вот Печорин убивает себя морально, отказываясь от нормальной жизни и «ударяясь в бега».

Интересно узнать, сам ли Печорин обрек себя на бегство, или это было его предопределением? Может быть, небеса действительно уготовили ему такую участь – нравственную смерть? Или он сам сознательно избрал себе этот путь? Ответы можно найти в «Княжне Мери», где размышления Печорина описаны более пространно. Перед своей дуэлью с Грушницким он говорит, что не боится смерти и даже, может быть, жаждет ее. Кто будет плакать о нем? «Друзья,

которые завтра меня забудут или, хуже, возведут на мой счет бог знает какие небылицы; женщины, которые, обнимая другого, будут смеяться надо мною, чтоб не возбудить в нем ревности к усопшему, — бог с ними! Из жизненной бури я вынес только несколько идей — и ни одного чувства.

Я давно уж живу не сердцем, а головою. Я взвешиваю, разбираю свои собственные страсти и поступки с строгим любопытством, но без участия. Во мне два человека: один живет в полном смысле этого слова, другой мыслит и судит его; первый, быть может, через час простится с вами и миром навеки, а второй…

второй?» А второй давно уже простился со всеми. Вулич, когда решается поиграть в самоубийство, действует по велению сердца, которое от этого только сильнее начинает гнать кровь. Печорин же, сознательно отрекаясь от жизни и предпочитая смерть душевную, действует по велению рассудка.

Что фатальней, что предопределено?

Мы можем сделать отсюда один очень существенный вывод. Может быть, конечно, что-то в жизни предопределено. Это, например, время, в которое человек живет, страна, общество, но вот жизнь свою он строит сам, и если он решил умереть, то его уже ничего не спасет.

Вулич внутренне был готов к смерти, готов был ее принять и, соответственно, встречает свою пулю. Печорин тоже жаждет смерти, никто не заставлял его играть с Бэлой, мучить Мери и убивать себя изнутри. Он это делает сам, совершает фатальные ошибки и калечит жизни других людей.

Человек сам формирует обстоятельства вокруг себя, а ни в коей мере не наоборот, хотя это и может так показаться после прочтения «Фаталиста».

Тема судьбы проходит через весть роман «Герой нашего времени». Лермонтов был романтическим автором, а романтизму вообще свойственно все загадочное, печальное и трагические. Сам автор всю жизнь искал тот романтический идеал, который в романе ищет Печорин.

Такую же романтическую смерть хотел найти, вероятно, и Вулич, только вот судьба распорядилась иначе. Писатель во многом похож на своего героя, хотя ни в коем случае отождествлять его с Печориным нельзя. Герой находит идеалы и по своей же вине их теряет, а творец все время в поиске, потому что пока ничего не нашел.

Романтизм, видимо, и создал последнюю судьбоносную главу.

Сложно сказать, как стоит поступить: знать свою судьбу и смириться с ней или знать, что она предопределена, но всеми силами стараться прожить жизнь достойно, потому что, как сказал доктор Вернер: «Я знаю, что в один прекрасный день я умру». Трудно не согласиться с этим. Смерть всех уравняет, кто потом вспомнит, как ты жил, если внутренний огонь не отражался на твоем лице.

«После всего этого как бы, кажется, не сделаться фаталистом? Но кто знает наверное, убежден ли он в чем или нет?.. и как часто мы принимаем за убеждение обман чувств или промах рассудка!..

» Печорин со своим вечным прагматизмом и здесь оказывается прав.

Его предсказание Вуличу о скорой его гибели, не есть ли и это обман чувств, может быть, ему померещилась «печать смерти» на лице отважного серба?

Каждый волен иметь свою точку зрения на предмет фатальности тех или иных событий. Нас же больше занимает вопрос, уже обозначенный вначале: кто больший фаталист, Печорин или Вулич? Думается, что все же Печорин.

Вулич принес смерть только себе, Печорин, как уже упоминалось, погубил множество жизней; он – не фаталист, он – сам фатум, рок, судьба. Он знал, что столкнется с Грушницким на узкой дорожке, знал, что умрет Вулич, и в этом мы снова видим романтические черты лермонтовского романа.

Печорин – прагматик, но, вместе с тем, и романтик, и чувства ему не чужды. Его фатальная любовь к Вере, тоже своего рода предопределение.

Источник: http://znakka4estva.ru/dokumenty/literatura-russkiy-yazyk/tema-sudby-v-romane-m-yu-lermontova-quot-geroy-nashego-vremeni-quot-pechorin-i-vulich/

Ссылка на основную публикацию